Ника Батхен (nikab) wrote,
Ника Батхен
nikab

Categories:

Седьмая сказка с крыш

Крысиная королевна появилась на крыше случайно. Крысы вообще не уважают высоту, свет и простор, а крысиные короли почти всю свою жизнь проводят в подвалах и подземельях, редко-редко вылезая наружу. Их дело – пыльная темнота, вязкая сырость, шорох, скрипы и шепот Нижнего города, они рождаются и умирают, порой ни разу не выйдя на середину улицы.
Королевна появилась на свет хилой и слабенькой, плохо ела и почти не росла. Неудивительно – большинство трехголовых крысят рождалось слабыми и не переживало первого дня. Королевна оказалась особенной, она не спешила умирать, но и не выздоравливала. Испытав все домашние средства, няньки опустили лапы - выхаживать таких малышей они не умели. Отчаявшись, они отправились к самому Королю – пусть он решает, как поступить с наследницей. Чуткими пальцами Король долго ощупывал маленькое дряблое тельце, обнюхал его тремя холодными носами, тщательно вылизал редкую шерстку и сказал одно слово: солнце. Королевне был нужен свет – много света и свежего воздуха.

Что поделаешь? Первый советник и родной племянник Короля, презрев опасности отправился на переговоры с феечками. Уступив крылатым скупердяйкам банку лунного сияния, кокон стираной паутины и жабий камень он получил уголок мансарды и право оборудовать его по своему усмотрению. Там и сделали светлый дворец для маленькой королевны. Выстелили гнездышко нежным пухом с брюха ангорских крыс, вставили в окна разноцветные бутылочные стекла, накрыли пол лоскутом настоящей тигровой шкуры и натащили кучу странных вещичек, чтобы наследница в играх оттачивала нюх, вкус и чуткость лапок. Две большие и теплые крысы-няньки лелеяли королевну днем и ночью, четыре острозубых бойца караулили домик снаружи, чтобы никто не вздумал её обидеть. Каждый день (кроме дождливых и снежных) её выносили на солнышко и разрешали кататься по крыше. Как только малышка научилась вставать и бегать, к ней стали приходить учителя – долгожители-старики, опытные целительницы, хитроумные разведчики, удачливые добытчики. У крыс нет ни книг, ни сказок, только огромная общая память каждой семьи – и чтобы объять всё, нужны три мудрых головы разом. Королевну учили быть внимательной, различать, что она нюхает, трогает, видит, слышит – и она оказалась старательной ученицей. Иногда малышку приглашали к старому Королю, и они молчали вдвоём в темном зале.

Королевна стала быстро расти. Не так быстро, как простые крысята – те к трем месяцам уже жили сами. Но на вторую весну своей жизни она впервые проявила характер, заявив, что желает гулять одна. Никто её не отпустил, конечно, но Король обрадовался, и наставники был довольны. Королевна покрылась блестящей бурой шерсткой с благородной проседью на хребте, отрастила три длинных хвоста, роскошные усы и легкие коготки на проворных лапках. Золотые короны, браслеты и кольца удивительно шли к ней. Шустрые розовые язычки королевны моментально определяли вкус каждой пищи и всякого яда, острые носики ловили самые слабые запахи, три пары внимательных глаз подмечали любое движение. Разум научился проникать в суть вещей, находить имена так же легко, как крыса находит пшеничное зернышко в куче песка. Королевна стала взрослой, не успев вволю побыть несмышленым детенышем – и это иногда огорчало её.

Она любила стоять у окна, наблюдая, как кружится снег или льёт дождь, движутся звезды, ползут облака, носится ветер. Каждой шерстинкой она ощущала перемену погоды и смену сезонов – как осень стирает следы летней жары, а великая сушь вытягивает воду из усталых корней. Смысл таился в горьковатом вкусе коры молодых веточек, мокром запахе свежевзрытой земли, сладковатой мерзости разложения и холодной чистоте инея. Королевне нравилось искать в вещи прикосновения человеческих рук, фейного волшебства или звериной силы. А с живыми ей места не было. Духи облетали наследницу стороной – мало кто из бесплотных соглашался находиться поблизости от Королей. Кошки и птицы тревожно шарахались, едва завидев хвостатое чудище. Сородичи тоже чурались, зная, какую власть трехголовые имеют над жизнью и смертью любого из племени. Даже няньки никогда не любили её, королевна всасывала их страх с молоком. Зато целительный солнечный свет и вправду давал силу. В один из январских дней, на прогулке, королевна поняла, какую ошибку сделал старый Король, чтобы сохранить ей жизнь – золотые лучи день за днем очищали кровь от крысиного яда и очистили, наконец. Оцарапав лапку об острую льдинку, она увидела, что на снегу остаются красные капли вместо чёрной, дымящейся жижи.

Это был ясный день, солнце пронизывало прозрачный воздух, окружало сияющим ореолом каждый столбик сосульки, каждое потерянное перышко, каждый маленький след. Королевна вдруг поняла, что не сможет вернуться в глухие подвалы и не желает власти. Она представила, как в её мысли вторгаются тысячи беспокойных сородичей, как она ощущает землю под их ногами, смотрит их глазками, подыхает вместе с ними, всякий раз как глупому крысенку взбредет в голову отведать отравы или попасться в зубы коту. Ни за что! Королевну затрясло как от холода, волоча хвосты, она вернулась во дворец, сказала нянькам, что заболела, и забилась в свое гнездо. Знакомый, чуть затхлый аромат пуха успокаивал, как материнская ласка. Наверное, стоило поговорить с дряхлеющим Королем, но той же ночью королевна проснулась от тяжкой боли в груди и поняла, что молчаливый старик навсегда ускакал в Бесконечные Норы.

Перед рассветом преданные слуги с поклоном подали новой властительнице короны. К ужасу случайных прохожих, загулявших студентов (все трое навсегда бросили пить), бесчисленные крысы семьи выстроились цепочкой на черной лестнице с шестнадцатого до первого этажа, чтобы на руках перенести королевну из девичьего дворца до нового обиталища. Она покорно висела в услужливых лапах, вдыхала запах мохнатых шкурок, чихала на мерзких блох, морщилась от чужих болезней – надо было собраться с силами и победить.

Советники старого монарха сперва и слушать её не захотели. Не бывало такого, чтобы крысиные Короли уходили от своего народа.

- Тебя убьёт первый же бродячий вояка, - твердили ей седоусые пасюки. – Тебя сожрет кошка или сова, разберет на кусочки колдун – знаешь, как высоко ценятся хвосты, зубы и сердце крысиного короля? Ни одна собака не захочет иметь с тобой дела до скончания дней! Подумай, о долге перед своим народом!!!

- Я королева? – спросила у них наследница.

- Да, - склонилось двенадцать голов.

- Тогда я приказываю – передать короны и власть первому рожденному трехголовому детенышу. До того – пусть правит совет. А я – ухожу.

Советники размышляли недолго – без Короля семье придётся непросто, но новый наследник скоро найдется, а разъяренная отказом Королева непременно начнет мстить и первыми падут их неразумные головы. Они с поклонами приняли драгоценные регалии, опасливо обкусили ей кончики хвостов – как всем изгнанникам из семьи – и отпустили с миром.

Королевна ускакала вверх по лестнице – в свой опустелый дворец. Это далось ей нелегко, но игра стоила семечек. В первый раз в жизни она осталась совсем одна, могла идти, куда вздумается и делать, что заблагорассудится. Осталось понять – чем ей теперь заниматься. Дождавшись ночи, королевна выбралась на первую экспедицию. Она помнила, как тяжело подниматься по лестнице, поэтому ограничилась крышей и чердаком. И сколько же там нашлось интересного! Чуткий нос королевны и раньше подсказывал ей породы и норов соседей, но теперь она в точности знала, сколько крыс, кошек, феечек, голубей, воробьев, ворон, мелкой нечисти и странных созданий живет поблизости, чем они занимаются и что ели на ужин. Из вещей ей попались медный бубенчик, медная же старинная монета с особенным кисловатым привкусом патины, толстый желудь с замершим внутри ростком, фантик, пахнущий редким ядом, и кусочек сыра с отчетливыми следами вороньего клюва. Льдинку со слезой ангела внутри донести до дворца не удалось – неосторожная королевна взяла её в лапы и льдинка растаяла. Зато она познакомилась с домовым-сапожником – тот чинил феечкам и всем желающим башмачки, тачал туфельки и подбивал подметки. У него не ладился клей, домовой бранился как сапожник, а королевна сразу почуяла, в чем дело – вместо птичьего молока для обувного клея кто-то продал подслеповатому чудаку коровье. В благодарность за совет домовой пообещал королевне чудные башмачки – жаль, что та предпочитала разгуливать босиком. Но начало соседству было положено.

Вернувшись, королевна внимательно обнюхала свой дворец. Она понимала, что вскоре жилище станет ей тесно – крысиные короли медленно, но растут до самой смерти. К тому же ей нужно было место для экспериментов. Пришлось выкинуть кучу ненужного барахла, ковер, пледы, попонки для прохладной погоды и зонтики от жары – все это тотчас растащили местные крысы. А затем – да, это был не самый приятный труд – выгрызть в прогнившей деревянной балке стены хранилище.
Со следующей ночи королевна развила бурную деятельность. В благодарность за рухлядь крысы натащили ей банок, баночек, черепков и прочей мелкой посуды. Керамическая ступка с маленьким пестиком оказалась самым ценным приобретением – она не собирала запахи. Пузырьки с плотными крышечками пришлось заказать в фейной лавочке – за них королевна отдала последнюю драгоценность, золотую цепочку с тремя маленькими коронами. Ей очень многого не хватало – зимой свойства предметов обычно скрыты. Приходилось довольствоваться редким льдом, перьями снежных гусей, вынутыми следами случайных тварей, ловить морозный туман, свежий иней и замерзающее дыхание. Королевна жила впроголодь, её красивая шкурка потускнела, лапки потрескались. Но к весне на прилавке появились снадобья и эликсиры. Первыми их оценили феечки. Декокт для варения шоколада, от одной ложки которого получалось определить идеальный помол бобов, точное количество сахарной пудры, корицы и молока. Средство «дождевая вода №2» - одной капли хватало, чтобы превратить простую жидкость, текущую из ржавых труб в свежайший дождь апрельского полнолуния. Фиал «Улыбка» - согрев его в ладонях получалось безошибочно вычислить всех зануд в радиусе трех километров. И ещё, и ещё.

Дотошным посетителям королевна говорила, улыбаясь в три мордочки – никакого волшебства, никакого мошенства. Всего лишь понимание сути вещей, свойствосложение, сочетание тайных имен и явных признаков. Посетители моргали глазами и удивлялись – даже феечкам не хватало полноты восприятия. Со временем королевна начала составлять и лекарства тоже – обнюхав и ощупав больного, она по наитию подбирала вкусы и запахи, могущие помочь. Частенько её эликсиры справлялись там, где опускали руки целители.

Нельзя сказать, что королевну полюбили на крыше. Её не обносили приглашениями на праздники, с ней здоровались, интересовались погодой, самочувствием и состоянием дел. Но королевна чувствовала едкий запах страха, исходящий от собеседников. И пожимала плечами – в любом случае это было лучше беспрекословного подчинения сородичей. Если ей хотелось поговорить (что случалось редко) она шла в Лавку Ненужных Вещей, поболтать со старой ведьмой хозяйкой, или стучалась к домовому-сапожнику, выпить чашечку доброго чаю из настоящего самовара. Когда ей требовалось уязвить особо чванную феечку, королевна, потупив глазки, показывала медальон с портретом прекрасного принца. Бедолага совершал подвиг в честь дамы сердца и явился убивать крысиного короля. Но сперва не смог поднять руку на женщину, потом разговорился с «чудовищем». И оказался прирожденным нюхачом, едва не единственным существом, понимавшим, как ощущает мир королевна. Принц потом даже нашел настоящую фею, не феечку, которая бралась превратить трехголового уродца в трех человеческих девушек разом, и явился делать предложение. Но королевна отказалась – быть крысой ей нравилось куда больше. Принц ушел навсегда, впрочем не забыл её – до сих пор присылал подарки и полезные ингредиенты от монстров, повергнутых в честь прекраснейшей. Это было удачным подспорьем. Не скроем, порой королевна вздыхала – если б принц в самом деле любил её, мог бы сам превратиться в крысу. Увы, увы.

…Королевна до сих пор живет на крыше в своем чудном дворце, она выросла и поседела почти целиком. Её декокты и эликсиры славятся на весь город. Она все ещё любит погреться на солнышке, принять дождевую ванну и искупаться в снегу. Она научилась ездить на лифте и катается вниз во дворы – пособирать чахлые дворовые травки, тонкие веточки, опавшие яблоки и рябину, гладкие и шершавые камешки, забытые перышки, шерстинки и всякие странности. Почуяв перемену ветров, она скачет по крыше и ловит в стеклянные баночки воздух из дальних стран. Собираясь в осенний полет или летнее путешествие, феечки стучатся к ней спросить о погоде и получают краткий, но верный ответ. Кошки обходят её стороной, крысы слушаются беспрекословно, колдунов на крышу отродясь не влезало. И никто не мешает жить так, как хочется.
В полнолуние королевна залезает на самую высокую трубу, садится на самый край, и, задрав к небу три мордочки, тихонько пищит непонятые песни. Феечки говорят, что крысиному писку подыгрывает тихая флейта, но это, наверное, уже сказки.

…Знаешь, чем пахнет солнечный свет?...
Tags: сказки с крыши
Subscribe

  • Дома

    Вернулась домой. Из теплого крымского золота в прозрачное и холодное подмосковное. Красота сказочная! Дщери остались довольны подарками - мамми…

  • Стрела Имболка

    Когда приходит свет – не бойся света, Негромкого осеннего луча. Мы чувствуем похожие приметы. Молчанием умеем отвечать. Сворачиваем в те же переулки.…

  • Не-правда

    Ври, пока врется, тетради рви, Розовый яд растворяй в крови, Бегай по городу, дорогой, Пей поцелуи любой другой. Пой на вершине любой горы, Двигай…

promo nikab январь 25, 2019 07:55 109
Buy for 200 tokens
Что я умею делать: Журналистика. Опубликовала более 1000 статей в журналах «ОК», «Шпилька», «Психология на каждый день», «Зооновости», «Наш собеседник», "ТаймАут", "Офис Магазин", «Мир Фантастики»,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments