January 26th, 2011

promo nikab january 25, 2019 07:55 106
Buy for 200 tokens
Что я умею делать: Журналистика. Опубликовала более 1000 статей в журналах «ОК», «Шпилька», «Психология на каждый день», «Зооновости», «Наш собеседник», "ТаймАут", "Офис Магазин", «Мир Фантастики»,…

Выражаясь ещё точнее

По поводу творческого кризиса - а нифига он не творческий, а профессиональный.

До меня наконец-то дошло, что за профессию я себе выбрала. Что писатели - отнюдь ни разу не мудрые, добрые, честные, справедливые и во всех отношениях идеальные люди, ага - они живые и наделены всеми слабостями живых человеков :) Что писательство - отнюдь не райская стезя, где талант почиваетъ на лаврах, ожидая, когда ж придут и оценят его нетленки, заодно дав за них бешеные кучи бабла. Таланта, вИдения, наблюдательности и желания самовыразиться мало, чтобы стать профессиональным писателем. Внутренние законы и неписаные правила в литературе ничуть не лучше законов в том же бизнесе. Мало писать хорошо, надо писать актуально, остросюжетно, так чтобы отъесть свой кусочек от многочисленной и желающей приятно провести время аудитории. Надо соблюдать правила и приличия, неписаный этикет и табель о рангах - или обладать достаточным количеством успеха и понтов, чтобы на это демонстративно забивать (что оч мало кому удается). Читателю вполне реально скормить и умных мыслей и всяких нравственных позиций но для этого их надлежит завернут ьв красивый фантик - иначе не скушают. Мало писать хорошо, надо постоянно выдавать на-гора читабельные тексты и всеми правдами и неправдами пробивать их в печать, чтобы не выйти в тираж ещё до того, как пойдут тиражи. Если пойдут, ага. Бо путь к вершинам это талант плюс удача плюс простота для восприятия плюс попадание в болевые точки аудитории плюс пиар плюс ещё куча факторов. Собсно равно неприятное осознание - премии и топовые места вовсе не значат, что человек пишет хорошо, пребывание в основании пирамиды не значит, что человек пишет плохо (хотя с высокой вероятностью это так). И собсно если хочется быть писателем, надо привыкать много, жестко, регулярно и без особых сбоев работать, добиваться стабильности и надеяться на лучшее, довольствуясь тем что есть, и не изображая из себя принцессу, которая не какает, пардон не берется за любую работу с текстами и пищит аки мышка от любой замеченной в радиусе несправедливости. Мир по факту субъективен и имеет право на своё мнение.

И отдельное ага - осознание, что вероятность прыгнуть выше головы, ничтожна, навыки работы с текстом ни разу не растут, наполеоновские планы остаются наполеоновскими, и написано до стыдного мало.

Видимо какое-то время буду медитировать, действительно ли я хочу расти дальше в этой профессии или следует спрыгнуть с кораблика, пока не поздно.

АПД: Да, ессно, если я хочу делать писательство своей профессией, я хочу быть в числе лучших :) Соответственно ща какое-то время буду медитировать, магнолия в смысле могу ли я или лучше возвращаться в любители и отделять деньгозарабатывание и карьерный рост от бескорыстного самовыражения.
Домашнее волшебство

Стихотворение дня

По персональной просьбе ув. Энта постараюсь возобновить рубрику.

Сегодня Багрицкий, одно из любимых. Могучий был человечище.

ПТИЦЕЛОВ
Трудно дело птицелова:
Заучи повадки птичьи,
Помни время перелетов,
Разным посвистом свисти.

Но, шатаясь по дорогам,
Под заборами ночуя,
Дидель весел, Дидель может
Песни петь и птиц ловить.
Collapse )

Данька - интеллигентка

От стандартного корма их, видите ли, тошнитъ стало. Покупаю этой заразе более дорогую консерву. Предоставляю порцию на персональном блюдечке. Отгоняю остальных зверей. Даня хватает пару кусочков, спрыгиваетъ вниз и ждетъ, когда миску поставят всем остальным.

И продолжая про творческий кризис

Я с раннего детства писала неплохие стихи. И имела в голове модуль, что быть гениальным ребенком вообще и гениальным поэтом в частности - это ключик к успеху в жизни. Довольно много лет - с двадцати с небольшим, собсно, я оказывалась в первых рядах той поэтической тусовки, куда попадала. Меня закармливали восторгами и похвалами, публиковали на всяких сайтах и бесплатных альманахах, я получала премии и места в шорт-листах. Апофеозом стала чудом появившаяся великолепная книжка, которую выпустил Алексей Королев. И, собсно, всё.

Оказалось, что без мощной протекции мои стихи недостаточно хороши, чтобы публиковаться в толстых поэтических журналах и вообще где-нибудь толком публиковаться (ещё раз спасибо Евгению Минину и Юле Драбкиной, благодаря которым в последние годы эти публикации вообще были). За пару-тройку лет я успешно растеряла практически до нуля публику, которая любила мои стихи слушать - на тридцатилетие я собрала полный зал в особняке Брюсова, сейчас не соберу и десяти человек на квартирник, если не приложу к тому бешеных усилий. Может с возрастом мои стихи и стали хуже, собсно последний именно мощный блок стихотворений был в 2007 году, остальные в массе сильно слабее, более личные и более холодные одновременно. Но не на порядок слабее, ага. Просто "притупилась чувствительность зрителей" - мои читатели выросли, я выросла, у более молодой публики другие авторитеты, а вместо того, чтобы пробивать себе место под поетиццким солнцем я опустила лапки и сложила их на обширной груди. Это не значит, что я перестану писать стихи - собсно функция эта угаснет вместе с работой моей замечательной головы, стихи я пишу оп факту того, что они пишутся. Но вот ощущение невостребованности возникло, выросло и стало меня тяготить - остается констатировать, что если не произойдет какого-нить фееричного чуда, большого поэта из меня не вышло и уже не выйдет. Ещё раз - это не значит, что меня нужно захваливать и все такое - я ЗНАЮ что мои стихи хорошие, это не меняет ситуацию.

Собсно с прозой начало прорисовываться то же самое. Я выскочила на сцену в компании молодых да талантливых, громко заявила о себе, выезжая на богатой фантазии и красивеньком поэтиццком языке, выдала кучу рассказов, начала примериваться к более серьёзным вещам - и оказался пшик - это заурядные вещи. Собсно обаяние личности, прописанное в тексте, вера в чудеса и прочие прелести вытягивать рассказики перестали, из милых детишек тексты стали хмурыми подростками и совершенно не факт, что вызреют. Поэтому собсно желающих читать и печатать никибатхенскую прозу стало сильно меньше. Чтобы двигаться дальше, нужно а)постоянно и упорно работать над текстами, причем годами б)двигать тексты везде, где их можно продвинуть в)достаточно плотно погрнузиться в среду и г)заниматься профессиональным ростом а не самореализацией вкупе с почесываниями болючего эго. С учётом, что с поэзией я мощно пролетела, я собсно и притормозила, бо одно дело писать для себя и жежешной публики, с расчётом, что вдруг однажды когда-нить оно выстрелит, и совсем другое - уходить в профлитературу, собсно впахиваясь на годы и десятки лет. Ага, соскочить позже тоже никто не мешает. Но перестраивать себя и жизнь вокруг придется довольно серьёзно и при этом ещё надо умудриться не потерять себя и не забить на себя, бо Никабатхен - самый мощный инструмент, который у меня есть.

Т.е. выражаясь кратко, я боюсь неудачи. Какого-то результата я бесспорно достигну, но не факт, что значительного. Остается решить для себя, сдам ли я назад или всё-таки двину дальше.
Вотъ.

Пардон, что загрузила - проговариваю размышление вслух. И ещё раз ага - мне не надо объяснять, какая я хорошая, в таком состоянии это скорее раздражает. Это личнокошачий рубикон, через который нужно перевалить.

АПД: основное моё достоинство, оно же недостаток - в какие-то моменты жизни я становлюсь галимой практичной реалисткой и называю вещи простыми именами. Собсно поминая "Сказки Толкина" и звезду - звезда у меня уже была и ситуацию эту я для себя уже проигрывала. Вопрос, готова ли я дальше бегать за звездами и искать их средь бела дня или может быть все-таки заняться семьёй, зарабатыванием денег и прочими прозаическими, но не имеющими отношения к литературе вещами.

АПДАПД: Вопрос ещё интереснее - собсно готова ли я впахиваться с расчётом, что всё-таки сумею создать нечто мощное и незаурядное, вещь, которая начнет жить своей жизнью, станет самоценной и самодостаточной. И надо ли для создания этой вещи (вещей) уходить в профессиональную литературу.

Стихотворение дня

Сегодня Овсей Дриз в переводе Генриха Сапгира.

ФИОЛЕТОВЫЙ ДЕНЬ

Памяти Михоэлса

День был фиолетовый,
Облачное небо —
Рыбья чешуя.
Где-то шумели
Трамваи, машины.
А здесь, на Малой Бронной,
Стояла тишина.
И процессией странной,
Желто-красно-зеленой,
В тишине
Шли шуты.
Было хмуро и сыро.
Шуты несли
На своих плечах
Прах
Короля
Лира.

Шли осторожно,
Как по краю пропасти,
В своей торжественной нелепости
Великолепные шуты.
Молчанием его оплакивали.
Лишь позвякивали
Бубенчики,
Нашитые
На шутовские колпаки:
“Дзинь-дзинь,
Дзинь-дзинь...”

День был
Фиолетовый.
Плыло небо,
Как большая рыба.
Не рыдали трубы,
И не взвизгивали флейты.
Лишь бубенчики плакали,
Звякали:
“Дзинь-дзинь,
Дзинь-дзинь...”

День был как ночь.
Исказила мука
Маску комика!
Глядите,
Там на крыше домика
Появился седой скрипач.
...И взвилось
Синее пламя волос!
И запела скрипка —
Золотая рыбка!
Плачь,
Рыбка, плачь
Над лицом короля —
Тайной тайн...
Этот старый скрипач
Был великий Эйнштейн.
Но шуты не ведали этого.

Шуты
Несли
На своих
Плечах
Прах
Короля
Лира.

А день был фиолетовый.
Было сыро.