March 4th, 2014

promo nikab январь 25, 2019 07:55 106
Buy for 200 tokens
Что я умею делать: Журналистика. Опубликовала более 1000 статей в журналах «ОК», «Шпилька», «Психология на каждый день», «Зооновости», «Наш собеседник», "ТаймАут", "Офис Магазин", «Мир Фантастики»,…

Провокация в Феодосии

Морские идиоты пехотинцы Украины вышли за территорию части, напали на парней из гражданской обороны, избили двоих.
ЗАЧЕМ?!!!

АПД: пардон, была провокация на провокацию - морпехи вышли в ответ на попытку отрезать электричество от части.

Провокация в Феодосии-2

По улицам Подгорного ходят люди, настойчиво собирая деньги якобы на нужды народного ополчения.

ЭТО ПРОВОКАТОРЫ.

Народное ополчение Феодосии не собирает деньги по улицам. Если увидите - слать по тематическому адресу.

Сегодня умер Эрик

Александр Смирнов, создатель и руководитель питерской Школы Игрока, воспитавший поколение питерских ролевиков, мастер игр, актёр, педагог, один из самых благородных, добрых и порядочных людей на свете. Благодаря ему я из застенчивой смешной и глупой девчонки стала такой, какой вы меня знаете - Эрик учил меня декламировать и выходить на сцену, работать с ролью и сюжетом, словом и текстом, миром и образом, делать игры и фехтовать, нести ответственность за своё дело и своих людей. Я впервые вышла на сцену на Школе, впервые выехала на игру в команде Эрика, под его наблюдением сделала первую "Нарнию", ему на самом деле посвятила свои "Сказки". И не я одна могу его благодарить.

Школа игрока была уникальной даже для фантастических девяностых. Нас учили творить и мечтать без границ, быть свободными на сцене и в жизни, придумывать, искать неожиданные ходы и развязки, не бояться себя и доверять партнёру, впускать в мир сказку и улыбаться ей. Мы были равны - талантливые и заурядные, сильные и слабые, смелые и застенчивые, яркие и скромные - каждый мог выйти в круг, сказать и сделать, мы радовались каждой удаче, и в особенности удаче тех, у кого раньше не получалось. Ни до ни после я не чувствовала такой поддержки друзей, не ощущала такого братства. И это было заслугой Эрика - у него всегда находилось время, силы и доброе слово для каждого, он помогал слабым, утешал опечаленных, успокаивал разъяренных, помогал раскрыться зажатым, внушал уверенность и на своем примере раз за разом показывал - каким надо быть. Когда "Школу" пришли разгонять по ложному обвинению и часть ребят повязали ни за что, Эрик пошёл в милицию с ними, хотя ему ничего не предъявляли. И вытащил всех до одного.

Он был хорошим капитаном - всегда заботился о своих, всегда работал больше всех и отдыхать уходил последним, хотя у него было слабое сердце уже тогда. Все, кто был на Кринне, помнят Красную Драгонармию, Пироса с Верминаардом и грозный отряд драконидов. Мы шили костюмы и делали оружие из чего повезет, как строили крепость вручную, как таскали брёвна, как ходили в боевые походы - именно там я впервые заведовала кухней и усвоила основные принципы полевой готовки. Мы учились играть честно и весело, соблюдать правила и обходить их, говорить "пиктской правдой" и держать роль от старта до финиша. А когда нам грозила неигровая опасность, Эрик всегда шёл первым.

Его дэнжены-словески были как приключенческие фильмы, в которых ты одновременно зритель и главный герой. И никогда не знаешь, куда доберешься дальше, что произойдет, получится ли выжить или дракон таки пристукнет хвостом незадачливого паладина и вся партия будет думать - воскрешать или закопать бедолагу.

Он великолепно читал стихи, пронзительно тонко чувствуя поэзию, откликаясь на чужую боль. Я горжусь, что Эрик любил и мои стихи тоже.

Он был настоящим интеллигентом, каких в наше время почти не осталось. Честным, бескорыстным, думающим и чутким. И очень скромным - не любил, когда напоминали о его огромных заслугах, благодарили и восхищались.

Последние годы Эрик очень тяжело болел. Рядом с ним была Зоя Барзах - помогала изо всех сил, доставала лекарства, поддерживала, вытягивала. Огромная ей благодарность и мои соболезнования в потере.

А для меня этот мир стал темнее. Мы обязательно встретимся на Дороге, скрестим мечи и сдвинем кубки и сядем рядом у одного костра, мой король. Пусть твой путь будет лёгким. Намариэ!

Стихотворение дня

моё, 96 года

Песенка для уходящих

У крепостной стены
Раскинут виноградник.
Из окон нам видны
Далекие холмы.
Привычной тишины
Не потревожит всадник.
Забыты дни войны
И мора и чумы.

Порос полынью склон
Великого кургана.
От пламенных времен
Остались голоса,
Узоры строк и стон
Старинного органа.
Порой тревожат сон
Чужие небеса.

Пленительный покой
Для жаждущих покоя —
Гвоздика и левкой,
Сады и соловьи.
А если ты другой —
Ты выбрал путь изгоя!
Ступай — за той рекой
Еще идут бои.

Протягивай ладонь
За зернами граната
И разводи огонь
Обрывками страниц.
А где-то мчится конь,
Ликует канонада,
Вершит полет дракон
И миру нет границ.

Я подниму бокал
За алчущих скитанья
И пиршественный зал
За мной повторит тост:
«За тех кто испытал
Разлуки и страданья,
За тех кто увидал
Огни далеких звезд!

Пускай для них ковром
Расстелются дороги,
В ночи горит костром
Надежды светлый храм!
Пусть звездным серебром
Их увенчают боги
За то, что бросив дом
Остаться дали нам…»