May 27th, 2018

Пуэр это очень странный предмет

Святой Петр отлучается покурить
Оставляя полузакрытую дверцу рая
Без присмотра – иди кто хочешь.
Заходят редко -
Без допроса с пристрастием вроде как несчитово.
Предъявляешь список грехов, перечисляешь заслуги,
Утверждаешь, что никого, никогда… пару раз и по пьяни,
Кто же женится на этакой обезьяне?
Брал – так все же берут, врал – так все привирают,
Даже в раю, говорят, рыльце кой-у-кого в пушку.
Петр пожимает плечами.
И распределяет по вере – в рай который каждый построил сам.
С очередями за пивом, киношкой на выходных,
Новым диваном, гурией-недотрогой,
Кабинетом директора очень серьезных дел.
Бог присматривает с портрета на стенке,
Щурится с хитрецой –
То ли Ленин-сан то ли Виктор Цой.
Ангелы подбрасывают кошельки в переулки,
Следят сурово, чтобы у соседей дохли коровы,
Чтобы число семей ограничивалось семью
И на всех хватало яблочек и клубники,
Бряцают на лирах «Подмосковные берега»,
Иногда из-за нимбов проглядывают рога…
Чудится, что вы! Вот труп врага,
Вот Москвабад, взорванный изнутри –
Хорошо горит? Райским пламенем, как просили.
Смерть остается в силе.
Бабе мороженое, старухе опять корыто.
Если же дверка тихонечко приоткрыта,
В рай пробираются трудяги и рыбаки,
Музыканты, нищие, дураки,
Кошки вслед за своими вечными девами,
Проститутки, рожденные королевами,
Санитарки, беженцы, почтальоны,
Пехотинцы, артиллеристы,
И ты.
…Говорят, если особенно не дурить,
То в раю дают выспаться, кофе и покурить…
promo nikab january 25, 2019 07:55 106
Buy for 200 tokens
Что я умею делать: Журналистика. Опубликовала более 1000 статей в журналах «ОК», «Шпилька», «Психология на каждый день», «Зооновости», «Наш собеседник», "ТаймАут", "Офис Магазин", «Мир Фантастики»,…

И традиционный отзыв тов. М. Левитина ака Проходимец ака Аспид ака Одиссей

Правда он гений?

Пётр-консьерж умело почешет яйца,
Глянет с прищуром на нового постояльца -
Приперся, как идиот, без четверти полночь.
Морда, вроде, знакома... Всех не упомнишь.
Должность Петра - не худшее зло на свете:
Сиди себе, жуй орешки, тупи в соцсети,
Тем паче в стакане - чудо! - всегда налито.
Под боком мобила, шокер, да пульт от лифта.
А кнопочки жать - ни труда, ни интеллигенства.
Этим на первый, там, кажется, турагентство,
Той на второй, а тому вообще в подвал.
На крышу он лифт ни разу не вызывал.
Жильцы приходят потысячно, дни летят,
Фейсбук на мобиле показывает котят,
Шокер не пригождается, пульт на месте.
Вечность невнятна. Можно хлебнуть грамм двести.

Первый, второй, орешки, подвал, Фейсбук...
Консьерж - это время, взятое на испуг,
Это ответ порядка буйному дару.
Но вот он однажды не глядя хватает тару,
Подносит к губам - а в стакане ни капли нет.
Пётр идёт в подсобку вырубить свет,
Воду и газ. Затем, как устав велит,
Бросает шокер на стол и заходит в лифт.
Коробка ползёт неуверенно, тяжело,
И выйдя на крыше, где шахты быть не могло,
Консьерж понимает, что нах ему не сдались
И блат наверху, и бескрайняя эта высь.
Там пусто, промозгло, думается с трудом.
Он смотрит, как из-под крыши рушится дом.
И мыслит себе, ступая на Млечный Путь,
Что лучше б в подвал, да похоже, сломался пульт.

У новых шелковых шаровар

Обнаружено специфическое и неотъемлемое свойство - в силу покроя и фасона при ходьбе в них автоматически приходится вилять задницей. Они рассчитаны на колышущийся, перекатывающийся шаг. И это хорошо, бо как крутить задом я почитай забыла. А штаны требуютъ :)))