July 23rd, 2021

Клейморе

Горы питают гордость, сминают горе.
Шел за победой, вышел с душой иной...
Я предпочту на миг раствориться в море,
Прыгнуть с крутого берега, стать волной,
Чаячьим перышком в белой ладони пены,
Горьким зерном балтийского янтаря,
Рыбиной вроде ската или мурены,
Маленькой дочкой большого кита-царя,
Храброй русалкой, дурочкой легконогой,
Донной коровой, Стеллер привет-пока,
Устрицей с пляжа, дельфином из Ориноко,
Птичьей душой с забытого маяка.
Я поплыву яростным галеоном,
За субмариной на глубину нырну,
Я притворюсь красным морским драконом
И напугаю доверчивую луну
И утону... Глупости, вот же суша,
Море я возвратилась, пора прощать...
Море мигнет рыбкой из мелкой лужи.
И на плече оставит свою печать.
promo nikab january 25, 2019 07:55 106
Buy for 200 tokens
Что я умею делать: Журналистика. Опубликовала более 1000 статей в журналах «ОК», «Шпилька», «Психология на каждый день», «Зооновости», «Наш собеседник», "ТаймАут", "Офис Магазин", «Мир Фантастики»,…

Плач Евпраксии

Таволга, таволга, кровь затвори,
От всякой твари заговори -
Дикого тура, серого пса,
Чеки тележного колеса.

Таволга, таволга, сына укрой,
Тихой и жадной вечерней порой,
Шапку и плащ из тумана скрои,
Пусть не найдут ни враги, ни свои.

Сокол строптивый глядит далеко,
Ханские стрелы летят в молоко,
Чистая сабля, сухая камча,
Алое корзно не рвали с плеча.

Не обещали ханский бунчук,
Юных наложниц, коней и парчу,
Не утащили мешком из шатра,
Не разрешили дожить до утра.

Князь мой веселый уехал в Орду,
А возвратился с монетой во рту.
Будет осада, беснуется тьма,
Терем княгини отныне тюрьма.

Грозные песни пойте, мечи,
Колокол звонкий, прошу, не молчи,
Стража к воротам, в церковь родня,
Боже спаси тебя и меня!

Таволга, таволга, Волга-Итиль,
Крестик черненый на белой груди...
С каждым пожаром небо ясней,
Княжич смеется во сне.

Не как все

Хотелось искренне, не как все:
Работа, машина, дом.
Любить детей, собирать друзей...
Но в полночь случился шторм
И нас разбросало в такую даль,
В такую слепую глушь...
Вчера ты ножик в забор кидал,
Спасал червяков из луж,
Ходил под парусом, находил
Монеты на желтом дне.
Сегодня ты ночевал один
В какой-то чужой стране.
Где ночь не ждут и свечей не жгут,
Без радости пьют вино.
Где просто сходятся и живут,
Подумаешь, что темно.
Сегодня, завтра, на сотню лет,
Ни искорки, ни огня,
Нескучный сад, выходной билет,
И пьяненькая родня.
Меня забудешь как сон пустой,
Как вписку, как первоцвет,
Как тропку в Лиску и окрик "стой"
И небо - вперед и вверх.
И зов заката и мыс Капсель,
И моря текучий шелк.
И я уже не смогу как все,
Куда бы ты ни ушел...

Конец войны

Когда уйдет, последний ветеран,
Война закончится.
Утихнет грохот пушек,
Свистульки пуль и хрип авиабомб.
Свирепый рокот танков, писк вертушек,
Неслышный вздох последнего письма,
Упавшего на пол - дощатый, мокрый.
Искусанные губы - дети спят,
Молчи, молчи, потом с утра расскажешь...
Исчезнет скрип горбушки под ножом,
И капли монотонно о бетон -
Кровь-жизнь, а мы с тобой в ладонях смерти,
Мы зерна, мы песчинки, мы вода,
И никуда и никогда не деться.
Над городом немеют провода
От груза бесконечных окружений
И застрелиться впору, но кому
Вести одно из множества сражений
И в землю лечь до срока, одному?
Когда уйдет последний ветеран,
Рассыплется венок смешных ромашек,
Истлеет фотография с Варшавой,
Умолкнет недопетая «Катюша»,
Уснет гармошка в кожаном чехле.
И синий скромный стираный платочек
Сдадут в утиль. Медали, ордена -
Товары для блатных и антикваров.
Останется лишь голос. Левитан.
И ясное, звенящее «Победа!!!».
Война уйдет. Концлагеря и гетто,
Солдаты-дети, красная газета,
Свирепое, горячечное лето...
И пусть не повторится.
Никогда.