Ника Батхен (nikab) wrote,
Ника Батхен
nikab

Category:

Сорок первая сказка с крыш

Всем известно, что за порода сказочники. Те, кто видит, придумывает, выплетает и делает настоящими самые удивительные истории, являет нам чудеса, скрытые в серых сумерках мира. Те, чьими сказками заслушиваются везде – от царского дворца до придорожной таверны. Те, кто сможет ощутить чистую душу в угрюмце и нелюдиме, сделать храбрым отъявленного трусишку, разглядеть очарование невзрачной дурнушки и показной блеск придворного щеголя. Сказочников любят красавицы, дети и звери, их доброта и отвага порой превосходят всякое воображение. Но они по природе своей бродяги, балагуры и бессребреники. И не стоит ждать от них трудолюбия, подвигов или серьезного отношения к жизни.

Наш же сказочник был еще и невероятно влюбчив. Он умел подобрать ключик к каждой прекрасной даме, неважно, жила она во дворце, хижине или домике феечки. Он сочинял сказки про златовласок и черноглазок, дарил букеты цветов и корзины свежайших фруктов, неутомимо воспевал прелести лучшей женщины в мире… чтобы наутро восхвалять новую даму. Никакого обмана – просто любовь гасла столь же быстро, как вспыхивала. И сказочник немало претерпевал от своей переменчивости.

Его били шляпной картонкой, зонтиком, сковородкой и табуреткой, выкидывали со второго и третьего этажа, обливали холодным соком, горячим чаем и неразбавленной желчью гадюки. Одна принцесса бежала за ним три месяца, чтобы рассказать, как же он ей безразличен. Другая принцесса притравила на бедолагу ручного дракона. А настоящая фея, коя имела глупость пасть жертвой обаяния сказочника, недолго думая превратила возлюбленного в старую вешалку.

Долгие годы в облике мебели, пусть и сделанной из благородного палисандра – не лучшее времяпрепровождение. Сказочник принимал на руки-крючки чужие пальто, шубы и шубки, пахнущие изысканными духами, слушал чужие тайны, секреты и сплетни, становился свидетелем таких сцен, что даже вспомнить неловко. Больше всего досаждала невозможность почесаться –древоточец поселился на шляпной полке и выгрызал там ходы, которые невыносимо зудели. Но и прочих невзгод хватало - сказочник придумывал сказки, которые не мог рассказать, а потом забывал их, видел цветные сны, в которых путешествовал, танцевал и влюблялся, а потом просыпался бесчувственной деревяшкой. И, наконец, вышел из моды, отправился на помойку, а оттуда перекочевал на крышу, в Лавку Ненужных вещей.

Старая вешалка не пригодилась и там – пылилась, ветшала, исходила трухой, и, пожалуй, так бы и развалилась… Но случилась большая уборка, феечка водосточной трубы наколдовала волшебный вальс и танцевать начали все, включая сказочника. Он неуклюже топтался деревянными ногами по кровле – и неожиданно остановился как вкопанный. Рядом порхала феечка – самое очаровательное создание из виденных им в жизни.

Белокурые локоны феечки свежего воздуха (это была именно она!) спускались на шейку в идеальном порядке и не растрепались даже во время танца. Белый воротничок элегантно обвивал шейку, белые юбки невесомо кружились, белый кушак обнимал самую тонкую на крыше талию, хрустальные туфельки переступали, едва касаясь земли. От феечки вкусно пахло лавандой и мятными леденцами, и вся она была такая чистенькая и славная, что сказочник влюбился мгновенно. Не так как раньше – он готов был до скончания дней оставаться вешалкой, лишь бы феечка вешала на крючки свои платьица.

Вальс закончился. Феечка водосточной трубы взмахнула палочкой, и вешалка снова стала сказочником, неумытым и одетым в лохмотья, но живым и вполне настоящим. Жители крыши ахнули, а Хозяйка Лавки спросила:

- Ты кто?

- Я кто… - замялся сказочник, и вдруг выпалил: - Я принц! Принц далекой страны Катманду, заколдованный злым волшебником Пергидролем. Я спас от негодяя двух принцесс, одну бабочку и зеленого зебробизона, взял штурмом башню Горелого кирпича и разбил реторту, в которой зрел чудовищный поедатель конфет. Но в последнем бою оказался бессилен против страшного заклинания Абракадабра!

Феечки побледнели – они слышали о таком заклинании. Принцы зааплодировали и тут же утащили к себе нового друга – отмываться, переодеваться и обзаводиться оружием. Сказочник и глазом моргнуть не успел, как оказался облачен в роскошный камзол цвета морского дна, повесил на перевязь небольшую, но вполне настоящую шпагу и получил ключи от свободного домика – прежний хозяин отправился за звездой кочевой, а такое путешествие меньше трех лет не длится.

Удивительное ощущение, надо сказать. У сказочника смолоду не было постоянного дома, он не мог назвать своим вообще ничего кроме шмоток, маленькой дудочки и толстенной тетради со сказками. А теперь он мог засыпать и просыпаться в своей постели, удобной и чистой, готовить себе на завтрак то, что захочется, а не то, что дадут, валяться на ковре или сидеть в кресле. Наконец, просто ходить ногами, трогать руками и чесать спину! Сказочник с удовольствием приготовил и съел скромный ужин, собрался было поискать трубочку, но вспомнил, что настоящие принцы не курят. Поэтому просто уселся на скамейку в палисаднике, заросшем диким плющом, и долго-долго смотрел на небо.

- Вам нравятся звезды, милый принц? – феечка чистого воздуха улыбнулась с той стороны забора.

- Да, они никогда не надоедают. На звезды всегда хочется любоваться – как и на вашу красоту, милая феечка!

- Ах, не льстите. Знаете, огни в городе слишком тусклы… я хотела бы однажды увидеть Звездный тракт над пустынной, незнакомой дорогой!

- Вы просто сказочница!

- Нет конечно. Спокойной ночи!

Феечка хихикнула и упорхнула, тонкий запах лаванды растаял в воздухе. Сказочник встал, потянулся и пригладил пышные волосы. Ради любимой он станет лучшим принцем на свете!

Нельзя сказать, что превращение далось легко. С сочинением баллад, ронделей и сонетов проблем не возникло, сказочник тут же перещеголял всех крышных принцев в Дуэли рифм. Комплименты всем феечкам, знакомым и не знакомым, сами слетали с языка, кланяться тоже кое-как получалось. А вот все остальное… Когда сказочника впервые пригласили на парадный обед, он пришел в ужас – зачем нужно восемь вилок, восемь ножей, две ложечки и щипцы? Когда принцы забавы ради тренировались на шпагах, сказочник первым делом заехал себе клинком по лбу. Танцевать он умел и любил… но плясал джигу-дрыгу, брызгу-дрызгу и залихватский гоп-стоп. А в фигурах менуэта или мазурки блуждал, как пьяный рыцарь в лесу.

Когда на крышу явился голодный тигрокрыс и принцы собрались устроить Большую Охоту на Искомого зверя, сказочник уболтал хищника и откупился большим тортом, разочаровав честную компанию. Развлечения принцев навевали на него скуку – он не любил гонять мяч, кидать ножики, кататься на деревянных лошадках и хвастаться несуществующими победами… то есть хвастаться, конечно любил, но его истории становились настоящими сами собой. А принцы частенько выдумывали разные глупости. Впрочем, странности сказочника списывали на заморское происхождение и последствия долгого колдовства – стоит ли ждать от вешалки безупречных манер?

Самым сложным оказалось не сочинять сказки – не видеть в облаке золотого единорога, приносящего удачу в пути, не гадать, что за гномы примеряли увядшие шлемы колокольчиков, не слышать в гуле ветра хлопанье мокрых парусов и удары пиратского барабана. Сюжет за сюжетом истаивал, словно морская пена, герой за героем терялся в снах. Сказочник стискивал зубы, хлюпал носом, но терпел. Он не сомневался – только самый достойный принц добьется руки и сердца восхитительной феечки. Зачем ей нищий бродяга, без кола и двора?

Между тем возлюбленная давала поводы для надежды – она охотно заглядывала поболтать через забор, приглашала на чай с мороженым и сбор диких яблок в старинном парке. Белокурая и чистенькая, она всплескивала руками и ахала, слушая истории сказочника, смеялась его шуткам и повторяла, как же с ним весело. Но сказочник не торопился – он понимал, что в свите принцев, окружающей феечку, найдутся кавалеры куда достойнее.

Беды, пришедшей на крышу, не ждал никто. Сиамка с пятого этажа подслушала разговоры своей хозяйки, передала их крысам, а те поспешили донести новость до феечек, принцев и прочих обитателей крыши. Дом собрались расселять и сносить, чтобы выстроить на его месте огромный небоскреб из стекла и бетона. Крышу ждала гибель, феечек с принцами, кошек, крыс, голубей, воробьев и мелкую нечисть – унизительное бездомье. Это была катастрофа.

Феечки рыдали так сильно, что кровля на крыше намокла, как от дождя. Принцы бранились и грозили кулаками в бессильной злобе. Хозяйка Лавки листала записную книжку и качала головой – все ее друзья с человеческой стороны или умерли, или сделались глубокими стариками. Практичные крысы потихоньку собирали вещички, вороны тоже присматривали себе новые гнезда. Сказочник бродил по крыше взад-вперед и думал, думал – ему хотелось хоть чем-то помочь новым друзьям. Наконец его осенило.

Он одолжил у Хозяйки Лавки Ненужных вещей древнюю пишмашинку, закрылся в домике и за неделю написал книжку «Сказки с крыш» - об удивительном доме, волшебной крыше и ее чудесных обитателях. Что-то он видел, что-то придумал, что-то вообразил – но получилось весьма неплохо. Хозяйка Лавки (пришлось посвятить ее в заговор) смеялась, ахала, охала и даже шмыгала носом – до чего же похоже вышло. Переплет сделали из обложки одной старой книги, иллюстрации нарисовал принц-художник (он не знал сочинителя, но осознал замысел). И, наконец, четыре вороны взяли книгу за четыре угла и подбросили на стол Очень Важному Редактору в Очень Важной Редакции.

Сказочник волновался – вдруг сказки не придутся ко двору, их не оценят, забракуют или вообще выкинут. Поэтому он придумал отдельную историю про счастливого редактора, который открыл модного писателя и стал самым известным в городе. И все получилось! Вскоре на стенах домов, в автобусах, вагонах метро и даже на остановках появились картинки с феечками и принцами, а экскурсии одна за другой стали подниматься на крышу. Они ничего не находили и никого не встречали – жители крыши давным-давно научились прятаться от людей. Но рассказывать о чудесах это конечно же не мешало.

Вскоре крысы принесли радостную новость – дом сделался местной достопримечательностью, крышу стали рисовать на открытках и фотографировать с разных ракурсов, надеясь запечатлеть хоть одно волшебное существо. И решение о сносе пришлось отменить. «Ура! Ура!» закричали все.

По прекрасному поводу устроили внеочередной бал – принцы и феечки кружились в вальсах, запускали фейерверки, играли в шарады и поднимали бокалы сока за неизвестного сказочника, который спас крышу. Автор конечно же не подписался, но не жалел ни минуты – главное, что сказки вышли наружу, их читают и еще долго будут читать.

Вдохновленный успехом сказочник пригласил феечку чистого воздуха на танец. Она согласилась. И от второго и от третьего танца тоже не отказалась. Феечка оказалась изумительной партнершей, она сглаживала и скрашивала все ошибки партнера, осторожно направляла его – и влюбленный даже не наступил ей на туфельки. Когда музыка стихла, сказочник поднес феечке бокал сока из рамбутанов, похвалил её платье и шейный платочек, рассказал, что по мнению принцев сказки с крыш сочинила Хозяйка Лавки – кто ж еще вхож в мир людей? И предложил проводить до дома. Феечка хихикнула и согласилась.

Стояла теплая, ясная ночь, большие августовские звезды покачивались над крышей, пахло яблоками и будущей осенью. Счастливый сказочник придерживал феечку под локоток и уговаривал сам себя: дойдем до громоотвода, скажу всю правду, дойдем до трубы, признаюсь в любви, дойдем до палисадника – поцелую…

- Знаете, милый друг, - вдруг промолвила феечка. – Боюсь, это прозвучит обидно, но я никогда в жизни не выйду замуж за принца! Мне постыли белые платьица и церемонные менуэты, я устала от вежливых улыбок и карманного волшебства. Хочу странных путей, высоких гор, густых лесов и огромного неба над головой! Хочу засыпать на морском берегу и просыпаться от первых лучей рассвета, прятаться от ливней в пещере, танцевать на вершинах и бродить по цветущим лугам. Слушать сказки настоящего сказочника и самой начать сочинять… а фарфоровой куклой с крылышками пусть работает кто-то другой!

Ничего не ответил на это сказочник. Ему показалось, что феечка немного разочарована – пускай. Вот и домик! Сказочник проводил возлюбленную до ворот, буркнул «пока» и сбежал.

Ему понадобилось совсем немного времени. Хозяйка Лавки возмутилась, когда ее разбудили посреди ночи, но браниться не стала – спаситель крыши заслужил снисхождения хотя бы разок-другой. В Лавке остались роскошный камзол, нарядные сапоги со шпорами, корона, шпага вместе с ременной перевязью, и конечно ключи от дома. Сказочник выбрал одежду удобную и простую, не забыл про рюкзак, котелок и флягу, надежный посох и теплый плащ, карандаш и тетрадь. Дудочку он положил в карман – мало ли захочется поиграть на привале. Поцеловал Хозяйку в разрумянившуюся щеку. И попрощался – с вероятностью навсегда.

С первым лучом рассвета сказочник постучался в окошко к феечке чистого воздуха.

- Пора в дорогу, любимая!

Феечка протерла заспанные глаза, вгляделась в незнакомого сказочника, рассмотрела его наряд и рюкзак за плечами – и, недолго думая, выскочила прямо через окно.

Нельзя сказать, что путь оказался легким или коротким. Романтичная феечка не знала, как ноют стертые ноги, противно бурчит в пустом животе, липнет к телу промокшая от дождя одежда. Ей не случалось расплачиваться байками за ночлег и ужин, уворачиваться от обглоданных костей и вареных яиц, отбрехиваться от неприятных особ. Ночевать на земле оказалось твердо и холодно, таскать рюкзак тяжело, любить по-настоящему – трудно и даже больно.

Не раз и не два сказочник думал, что феечка развернется и улетит назад на крышу. Но любимая оказалась куда упрямее, чем казалось. Она стала заправской бродягой и надежной спутницей, научилась подыгрывать сказкам на свирели и бубне, а вскоре и сама начала сочинять. И ни разу в жизни не пожалела, что ушла с крыши.

Сказочник тоже был счастлив. Истории сочинялись легко и находили благодарных слушателей, несчастья обходили стороной и невзгоды вдвоем казались вполне по силам. Он любил свою феечку преданно и тепло, приносил ей новые сказки и горячие булочки, прятал под плащом от дождя. Восхищался восторженными глазами и легкой походкой, стальным характером и кошачьей нежностью, хвалил феечкины сказки и порой зачитывался ими. Он нашел свою даму и больше не замечал других. А если какая-нибудь прелестница слишком явно строила куры, перед внутренним взором сказочника вставали старая вешалка и труха древоточца, ссыпающаяся по спине.

…Счастье скрыто не там, где ищешь…

Tags: сказки с крыши
Subscribe

  • Мой путь

    Я прожила сорок лет на свете, Нескучно и горячо. Ныряла в море, ловила ветер, Плевала через плечо. Бродяг и принцев гулять водила, Готовила им обед,…

  • Судьба

    От судьбы не увернуться, Не укрыться, не сбежать. Ждет в броске собаки куцей, В злом движении ножа. Смотрит с глупого плаката, Прячет яблоко в саду.…

  • Доверие

    Смотришь насквозь. Достаешь из ящика Душу - как бабочку или ящерку. Ждешь - испугается, прянет в сторону, Горького слова хлебнет несолоно, Вздыбится,…

promo nikab january 25, 2019 07:55 106
Buy for 200 tokens
Что я умею делать: Журналистика. Опубликовала более 1000 статей в журналах «ОК», «Шпилька», «Психология на каждый день», «Зооновости», «Наш собеседник», "ТаймАут", "Офис Магазин", «Мир Фантастики»,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments