Ника Батхен (nikab) wrote,
Ника Батхен
nikab

Categories:

И еще одна сказка с крыш

Сказка про строгую феечку

У феечки чистых полов был тяжелый характер. В смысле железный. Или стальной. В любом случае – несгибаемый, непреклонный и не-по-ко-ле-би-мый. Она носила только белые платья, драила кровлю, надев кружевные перчатки, никогда не сутулилась и не опиралась на спинку стула. Ее домик считался образцом аккуратности, царством накрахмаленных простыней и скатертей, снежных роз в вазах и облачных занавесок. Тараканы и пауки не переступали порог жилища, пылинки бледнели и уносились на крыльях ветра, случайно залетевшие в окно мухи падали в обморок, а потом улепетывали подальше.

С утра до вечера наша феечка орудовала метлой. И наводила порядок везде, где могла дотянуться. Отчищала пятна от цветочной пыльцы, осенних листьев и упавших на крышу звезд, ликвидировала следы голубиных атак, школила плохо воспитанных котят, катала в клубки шерсть и пух, чтобы на досуге спрясть пряжу и связать для кого-нибудь теплый шарф. Следила за проказами воробьев, урезонивала вороватых ворон, разнимала драчливых принцев и находила весомые аргументы для примирения (рука у феечки тоже была тяжелой). Злой волшебник Кандибобер едва заслышав цокот ее каблучков, притворялся добрым и улыбался в усы, гном-сапожник прятал в карман плохие слова и лепрекон запинался на «фффууу». О чудовищах нечего и говорить – не один монстр вылетел с крыши прочь, напутствуемый ударами гибких прутьев.

К слову о прутьях – метла у феечки тоже была волшебной. Полированное древко розового дерева, плетеный шнурок с кистями, золотое колечко с чеканной надписью. И душистые прутья неизвестного происхождения – грязь к ним не липла, сор не цеплялся, а уж переломать их не взялся б и великан. Наша феечка одинаково ловко выгребала метелкой сор, раздавала заслуженное и обметала лишнюю паутину. И даже ночью метелка стояла подле ее постели – мало ли что случится.

Только не надо думать, что наша феечка слыла унылой занудой. Она умела замечательно улыбаться, сверкая жемчужными зубками, звонко смеялась, с аппетитом кушала булочки, прелестно вальсировала (если находилось время посетить бал) и напевала премилые песенки, подметая по утрам крышу. Белые платья сидели на ней как влитые, туфельки облегали самую маленькую на крыше ножку, каштановые локоны задорно подпрыгивали и не один принц вздыхал, оборачиваясь ей вслед. Нашу феечку все любили, приглашали в гости и на пикники, задаривали цветами и благодарили за безупречный порядок.

Лишь одному жителю крыши феечка чистых полов встала поперек горла. Огненно-рыжий, усатый как жук, гном-электрик, повелитель трансформаторной будки, невзлюбил аккуратистку с первой встречи. И ведь ничего такого не сделал – всего лишь рассердился на прогрызенный крысами кабель и сплюнул в сердцах. Подумаешь, попал на туфельки принаряженной фифе – эка невидаль, протрешь платочком и станут как новенькие. Увидев гномий носовой платок – когда-то клетчатый, покрытый сложным переплетением пятен от борща, чернил, чая и иных органических жидкостей, феечка впервые в жизни чуть не упала в обморок. Она де-ма-те-ри-а-ли-зо-ва-ла возмутительную пакость и призвала на голову гнома пятиминутный горячий дождь. Как ни верещал, как ни возмущался бедняга, он оказался вымыт с лысины до башмаков. И с тех пор не упускал случая досадить чистоплюйке.

Если поперек феечкиной дороги вдруг возникала веревка или масляное пятно, если откуда-то с дымовой трубы падало ведро с кефиром или несвежая груша, если углы аккуратного домика начинали пахнуть валерьянкой, а под кровлей появлялось осиное гнездо, вся крыша знала, чьих это рук дело. Но и феечка в долгу не оставалась – не меньше раза в неделю шустрое облако подкарауливало гнома и разражалось дождем у него над головой. Ни зонты, ни переносной домик, ни настоящий эльфийский плащ не спасали трудягу от неизбежной ванны. А если у феечки настроение было не очень, то и ботинки электрика начинали блестеть от гуталина и рубашка внезапно белела и даже галстук вокруг шеи завязывался словно бы сам собой. При встречах лучшие враги корчили друг другу страшные рожи, показывали носы и языки, гном ворчал что-то неразборчивое, но ругаться вслух опасался – метлой феечка владела виртуозно. Скандальное соперничество веселило всю крышу, да и самим врагам добавляло разнообразия в жизни.

Впрочем, феечке чистых полов хватало хлопот и без гнома. Каждое время года приносило свой мусор и добавляло своих проблем. Не успеешь справиться с тополиным пухом и желтой пыльцой – пора выгребать разноцветные листья. Едва сгребешь – нахлынут дожди, а за ними целые одеяла снега – поди смети его в метель. Стоит белым покровам растаять – ветер забросает усталую жесть лепестками вишен, яблонь, черемух… а там и до пуха рукой подать. Приходилось трудиться без устали, днем и ночью. Порой феечка так выматывалась, что засыпала, едва успев снять перчатки, повесить в гардероб платье и поставить в угол метлу. Однажды усталость оказалась сильнее.

Раннемартовские бураны завалили крышу по самые крыши, стоило выгрести одни кучи снега, как тут же возникали новые. В конце концов пришлось вызывать волшебника Кандибобера, улещивать его пирожными и какао с маршмеллоу и уговаривать разогнать облака. Наша феечка так устала, что даже не показала язык некстати встреченному гному. Она едва добралась до своего жилища, сбросила мокрые туфельки и упала спать, позабыв и про ужин и про ночную приборку. Метла осталась стоять снаружи, у закапанного оттепелью порога. …Именно в эту ночь над крышей пронеслась карета весны.

Веселое солнце пробилось сквозь белые занавески, теплый луч коснулся феечкиного лица и разбудил ее. Музыка флейты разливалась вокруг, смешиваясь со звоном капели, сладко пахло цветами и счастьем. «Весна пришла» поняла наша феечка и улыбнулась. Снег уходит, с холодами пора прощаться. Феечка чердачных засовов уже сидит на трубе, скоро начнутся танцы, а потом Большая Уборка… Чудесно, просто чудесно!

Она быстро умылась и причесалась, надела белое платье понаряднее и новенькие перчатки, распахнула двери – и громко ахнула.

Метла зацвела. Да так пышно, что сладкий запах заполонил всю крышу. Фиолетовые бутоны набухали на глазах, превращаясь в пышные цветы с длинными тычинками, покрытыми бархатистой пыльцой. Позже выяснилось, что пыльца метельницы (так назвали незнакомый цветок) – лучшая в мире пудра, способная сделать прелестной и самую невзрачную феечку. А пока оставалось восхищаться, ахать или падать в обморок – что наша героиня и сделала незамедлительно.

Две феечки обмахивали ее веерами, третья крылышками, а перепуганный гном-электрик поддерживал голову. Придя в себя, бедняжка разразилась потоком жалоб на непорядок и несправедливость мира. Хотя винить было в общем некого – сама забыла метлу на улице. И поделать ничего не поделаешь – на древке тоже появились упругие почки. Пришлось разбирать метелку, высаживать в кадки, и вскоре единственное в городе розовое дерево зазеленело на крыше. С тех пор у жителей всегда хватало свежих роз и хороших прутьев для свирелей, карандашей и даже волшебных палочек. Но для нашей феечки утешение оказалось слабым – наводить порядок требовалось каждый день, а как прибраться без хорошей метлы?

На первое время феечка третьего этажа одолжила пострадавшей свою швабру со щетиной из гривы единорога, но как вы понимаете, это было типичное не то. Швабра вываливалась из рук, не доставала до труднодоступных мест, собирала на себя пыль и прочую пакость, а когда труженица останавливалась, чтобы всплакнуть или утереть пот со лба, саркастически ржала. Разве можно работать в таких условиях?

Выбрав день посвободней, наша феечка слетала в ближайший парк за новою метлой. Чудесный весенний день встретил ее радостно, как подругу, запах свежей листвы буквально вскружил голову. Наша феечка нюхала одуванчики, пока нос у нее не сделался желтым, гладила липкие листочки берез и осин, трогала тугие, как кулачки, бутоны яблоневых цветов, кормила белок, слушала разноголосый птичий хор, подсматривала за людьми – они так забавны порой, особенно дети. И вернулась на крышу заполночь, в красивом венке, загорелая, счастливая – и с пустыми руками. Ей стало жаль живые кусты и деревья, разве можно отломить у них хоть одну веточку?

Подруги феечки перерыли Лавку Ненужных вещей с пола до потолка и в конце концов отыскали изумительную метлу – одна волшебница давным-давно подметала ей свою спальню. Чеканная серебряная ручка, перья сказочной птицы Сирин и атласный шнурок с колокольчиками – тяжеловато, но на замену пойдет. Три недели наша феечка выметала летнюю пыль, перелинявшую шерсть, тополиный пух и клочки паутины, три недели плакала от боли в усталых маленьких ручках. А потом метелка сделала крррак и сломалась – тяжкий труд претил ее аристократическому нутру.

Поглядев на мучения злейшей врагини, гном-электрик заперся в трансформаторной будке и через неделю подбросил к дверям фейного домика престранную конструкцию с колесами, шлангом, щеткой и выдвижными глазами.

- Я робот пы-ле-сос, - представилась конструкция и неуклюже присела в поклоне. – Чищу-драю, все вокруг убираю!

Наша феечка возликовала. Целых четыре дня она порхала по крыше как довольная бабочка, указывая новому помощнику, что и где надо прибрать. Целых четыре дня ее перчатки оставались безупречно белыми до конца рабочего дня. Целых четыре дня она здоровалась с гномом-электриком и даже решила на выходных спечь для него печенье с миндальными лепестками. Но на пятый день робот попал под дождь, заржавел и взбесился. Для начала он выплюнул наружу весь мусор, который собрал с утра, затем вспомнил все плохие слова, которые говорил гном, когда собирал конструкцию, а потом начал гоняться за кошками, вереща «засосу». Кошка Мама чуть не лишилась хвоста, кот Мерлин облысел от переживаний, и лишь гном-сапожник спас положение – когда пылесос набросился на его любимую белую кошечку, гном достал молоток и ничтоже сумняшеся разобрал конструкцию на детали.

Делать нечего – наша феечка решилась на преступление. Темной-темной ночью она слетела на первый этаж, забралась в человечью дворницкую и стащила оттуда одну из метелок. Уменьшила ее до подходящих размеров, всплакнула, вздохнула и поднялась с добычей наверх.

Новая метла мела чисто. Она не чудила и не дурила, не гнулась и не ломалась, вычищала сор, паутину и опавшие листья. Но оказалась такой грубой, унылой и невыносимо скучной, что у феечки чистых полов опустились руки. Бедняжка трудилась с утра до глубокой ночи, и все-таки не успевала прибрать крышу как полагается. По углам завелись кучки сора и непонятной дряни, из водосточной трубы проросла горошина, пыль тонким слоем покрывала чердак и трубы. Белые платья феечки сделались тусклыми, вместо кружевных перчаток она давно надевала хозяйственные, вместо песенок тихо вздыхала и почти разучилась смеяться. Но все равно каждое утро вставала и шла работать – порядок важней!

По счастью жители крыши вовремя спохватились – еще немного, и крыша опять превратится в мусорную, а убирать бардак окажется некому. Феечки договорились и устроили месячник чистых полов, взяв на себя по кусочку лишней работы. А нашу феечку отправили в отпуск.

Сперва она страшно обиделась – как отдыхать, за что отдыхать?! Неужели я плохо работаю и ни на что не гожусь?! Потом смирилась, три дня проспала без просыпу (спала бы и дольше, но гном-электрик завел у нее под окном всепробуждающий будильник). И начала предаваться безделью. Уныло слонялась по крыше из угла в угол, без аппетита жевала пирожные и конфеты, неохотно танцевала с самыми красивыми принцами, без внимания выслушивала байки любимых подруг и портила кислой физиономией вечеринки, куда ее приглашали. В конце концов нашу феечку оставили в покое – пусть отдыхает как хочет.

Две Большие Уборки в домике помогли собраться с силами, но нельзя же драить комнаты бесконечно! На какое-то время ее утешили шарфы – запасов пуха и шерсти в домике скопилось довольно много, спрясть нитки и связать теплые штучки, защищающие от осенних ветров дело долгое и приятное. Наша феечка покачивалась в кресле-качалке, бодро стучала спицами и даже стала напевать что-то нежное. Жаль, к первым дням сентября запасы иссякли. Что делать?

Наша феечка перебрала гардероб, освежила наряды, привела в порядок кружевные перчатки, сделала из ничего шляпку… а потом рррраз! Взяла и перекрасила любимое платье в зеленый цвет. Сочный, мокрый, густой, пахнущий свежим мхом. И настроение в этом платье сразу сделалось замечательным.

Дело было глубокой ночью, луна уже собралась садиться и над крышей сверкал осенний звездопад – только успевай уворачиваться. Наша феечка поймала падающую звезду, украсила добычей прическу и стала еще красивей. Ей на глаза попался клок пыли – большой, пушистый, похожий на медвежонка. Следовало бы поднять и прибрать его, феечка чистых полов наклонилась – и вдруг расхохоталась так звонко, что звезды с неба покатились дождем.

- Я феечка! Феечка, слышите, а не контейнер для мусора!

Волшебная палочка возникла из ниоткуда – от долгого небрежения она совсем не испортилась. Ап! – и клок пыли превратился в плюшевого медвежонка. Замечательно! Из груды опавших кленовых листьев вышло чудное платье для какой-нибудь рыжей феечки, из обрывка паутины получился прекрасный гамак, из ореховой скорлупы – колыбель для котят кошки Мамы.

Наша феечка запорхала по крыше, превращая ненужное барахло во что ни попадя. Стайка бодрых светлячков, бывших раньше упавшими звездами, носилась за нею следом. Шуррх – и скучные крыши домиков сделались разноцветными! Фууфф – и ступеньки на черной лестнице зазвучали каждая своей нотой. Дзынь – и на проводах распустились фиалки с сахарными лепестками – хочешь любуйся, а хочешь возьми и скушай.

Волшебства в нашей феечке накопилось так много, что оно забило фонтаном. До рассвета творились чудеса, жители крыши смотрели в окошки и ахали – попасть под волшебную палочку не рисковал никто. Кроме одного упрямого гнома, конечно.

Он возник из ниоткуда, сжимая в веснушчатых пальцах растрепанный букет вялых астр.

- Значит так, дорогая феечка. Я старый электрик и не знаю вежливых слов…

- Не знаешь, - согласилась наша феечка и хихикнула – краснеющий рыжий гном выглядел страшно смешно.

- Ничего красивей твоего волшебства я в жизни не видел. Думал, ты скучная белая мышь, а оно видишь, как обернулось… Выйдешь за меня замуж?

- Замуж? За гнома? Никогда в жизни, - фыркнула феечка и даже ногой притопнула от возмущения.

Казалось бы, у подобной истории хэппи-энд невозможен. Но как известно, гномы – самые упрямые существа в мире. Не прошло и зимы, как наша феечка обзавелась новой метлой, личной гвардией роботов-пылесосов и роскошным колечком на пальце. Она по-прежнему носила белые платьица и занималась порядком на крыше, но за час до заката возвращалась в уютный домик, переодеться, спечь печенье к возвращению мужа и придумать для него волшебство – неожиданное и веселое. Она полюбила морщинки и клочковатую бороду гнома, косолапую походку и запашок табака, грела для него суп и тапки, сочиняла шарфы и песенки. Она показывала язык прекрасным принцам, недоуменно смотрящим вслед странной паре. И никогда больше не забывала метлу за порогом дома.

…Для волшебства всегда найдется время…




И для любителей сказок: https://litnet.com/book/skazki-s-krysh-b19734 - весь сборник в электронке, скачивайте и читайте в удовольствие.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Посвящение Памуку

    Снег наступает на Средиземные берега, Чтобы прятать руины и камни оберегать. В белой овечьей шерсти лежать, не тая, Сделать прическу статуе - ай,…

  • Других не будет

    Боженька, когда я снова влюблюсь, пошли мне человека хорошего Чтобы в косоворотке или толстовке, бродил дубовыми рощами, Квас пил и капли стекали по…

  • Питеру

    Что сказать тебе, город, отброшенный словно старая кожа? Город, который я предала, улизнула, смылась? Променяла твой серый холод на пьянящую синеву,…

promo nikab january 25, 2019 07:55 106
Buy for 200 tokens
Что я умею делать: Журналистика. Опубликовала более 1000 статей в журналах «ОК», «Шпилька», «Психология на каждый день», «Зооновости», «Наш собеседник», "ТаймАут", "Офис Магазин", «Мир Фантастики»,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments