Ника Батхен (nikab) wrote,
Ника Батхен
nikab

Category:

30 дней сказок - 19

Сказка про любопытство

Кошку Фырр знала вся крыша. И все лестницы знали, все этажи, весь двор и, пожалуй что, весь квартал. Дело было, конечно же не в ее идеально вылизанной, рыжей как огонь, длинной и густой шубке, не в белоснежных носочках, галстуке и усах, не во внимательных и холодных желтых глазах и не в безупречном маникюре на всех четырех лапах. И не в царственной грации, с которой Фырр умела возлежать на солнце, восседать на трубе или шествовать по узенькому карнизу. И не в мощном вокале, не в нежнейшем сладостном мурлыканье, не в коротких «мак? Так?».

Фырр считалась лучшей охотницей во всем квартале. Она могла поймать в воздухе проворного мотылька, сшибить лапой настырную муху, подкрасться к солнечному зайчику и дернуть за хвост хищную пустельгу. Она карабкалась по высоким и тонким ветвям, разгуливала по балконным перилам, съезжала вниз по трубе и даже если падала приземлялась на все четыре лапы. Ни одна дерзкая кошка не рисковала перебежать ей дорогу, ни один кот не смел дернуть хвостом на Фырр или отказаться встать при ее появлении. Крысы прятались от нее по подвалам, воробьи с голубями пугали птенцов: не станешь есть червяков, в гнездо запрыгнет рыжая бестия – ам, и сожрет тебя!
Феечки восхищались красотой Фырр, угощали ее лучшими лакомствами и в благодарность порой бывали допущены к меху – гладить невесомую теплую шубку и чесать белое горлышко. Принцы аплодировали ловкости рыжей охотницы, ее дерзости и отваге. И лишь гном-сапожник не пел красавице дифирамбы – он не сомневался, что лучше белой кошечки зверя на свете нет.

Впрочем, и у знаменитой Фырр наличествовал один недостаток – не случись его, сказки бы тоже не появилось. А так история началась с невероятной удачи. Как всегда по утрам Фырр притаилась за теплой трубой в подвале, карауля какую-нибудь нерасторопную крысу. Она долго ждала, позевывая и задремывая. Ни одной усатой морды не показалось из-за угла и Фырр уже собиралась переместиться во двор, туда, где клубились прикормленные старушками голуби. Но вдруг ее чуткие уши уловили заполошный отчаянный писк. Фырр стрелой метнулась на звук и аж взмякнула от восторга. Три молоденьких крыски переплелись хвостами и отчаянно рвались в разные стороны, не в силах распутаться самостоятельно. Вот так удача!

Быстрым движением Фырр прижала к полу теплый узел голых хвостов и задумалась – что же делать? Она клацала зубами, порыкивала, демонстративно облизывалась и лихорадочно перебирала варианты, как же не потерять лицо. Дело в том, что отважная Фырр никогда не убивала и тем паче не ела добычу. Она делала вид, что когти или зубы случайно разжались, в нос заскочил чихунчик, или рядом пробежала другая крыса вкуснее и толще. И не сомневалась, что перепуганная, улепетывающая со всех ног добыча, и не подумает, что ее отпустили. А тут три разом… Проболтаются, как пить дать! Может их правда слопать? Бедную Фырр чуть не стошнило – разве может жесткая блохастая крыса сравниться со сливками, нежным фаршем или копченой рыбкой?

- Отпусти нас! – вдруг пропищала самая маленькая из крыс, и остальные подхватили мольбу: - Отпусти пожалуйста! Мы родные сестры крысиного короля и у каждой есть волшебный секрет. Мы поделимся с тобой тайнами, а ты не станешь нас есть. Договорились?

- Ммм…муррр, - задумчиво протянула Фырр. – Торг интересная мысль. Может быть у вас есть что получше слов? Связка вяленых лещей, например, банка черной икры или копченый окорок?

- Нет,- понурились крысы. – Только волшебные секреты.

- Ладно, - кивнула Фырр. – Я выпускаю вас по одной, а вы рассказываете ваши маленькие бесполезные крысиные тайны. Но чур без обмана, не то всех съем!

Первая крыса отбежала подальше, вскочила на вентиль трубы и гордо пискнула:

- Ворованный сыр вкуснее купленного!

- И что? – удивилась Фырр.

- И все! Это наша семейная тайна, - подбоченилась крыса и юркнула в нору от греха подальше.

Вторая крыса отбежала так далеко, что ее тонкий голос сделался еле слышен:

- Драгоценное лакомство всего крысиного рода – суп из колбасных палочек. Его подают лишь на свадьбы и коронации, он божественно жирен и густ, а пахнет так, что можно наесться одним лишь запахом. Знаешь, в чем его секрет?

- Нет, - мотнула головой Фырр.

- Чтобы суп из колбасных палочек обрел должный аромат, молодая здоровая крыса должна вспрыгнуть на край кипящего котла и помешать там своим хвостом.

Третья крыса испуганной не казалась. Она спокойно отошла на пару шагов, старательно привела в порядок шерстку, вылизала хвост и лапки. Фырр начала терять терпение:

- Эй ты, крыса! Рассказывай поскорее твой жалкий секрет, и я побегу обедать во двор. А то знаешь ли аппетит разыгрался, еще немного и не сдержу слово!

Фырр демонстративно зевнула, показав белые клыки. Наглую крысу и это не испугало.

- Мой секрет – волшебное слово «массаракш». Стоит произнести его и кувырнуться через хвост, как превратишься в крысу. Совсем как настоящую – и выглядеть будешь крысой и пахнуть и пищать. А когда надоест – кувырнешься через голову и превратишься обратно. Поняла ты, кошка?

Вместо ответа Фырр выгнула спину, зашипела и прыгнула – крыса едва успела метнуться в какую-то щель. Ну и выдумки! Какую только чушь ни придумают лживые крысы, чтобы спастись. Самый вкусный сыр – тот, которым угощает любимый хозяин, это все кошки знают. Совать в кипяток хвост не придет в голову даже самому придурковатому крысенку. А мутабор… моссельпром… нет, массаракш – что за нелепица? Вот я кувырнусь через хвост, скажу волшебное слово… Пи!!! Пикпикпипии! Апчхи!

Фырр обнаружила, что стала маленькой и проворной, с длинным голым хвостом, чутким носом и внимательными глазами-бусинками. Получилось! А обратно оно, надеюсь, работает? Осторожная Фырр кувырнулась через голову, пискнула «массаракш» и снова сделалась пушистой рыжей кошкой. Массаракш!

Какой, оказывается, огромный этот мир! И какой интересный! Сколько мелких следов в пыли, сколько тончайших запахов, недоступных кошке. До чего страшен большой паук с пыльными лапами! До чего вкусна завалящая корка сыра бог весть сколько пролежавшая за трубой. До чего здорово цепкими лапками катить гайку, вытаскивать застрявшую в щели монетку, цепляться за веревки, хватать и теребить! Пальцы – чудо!

Страшно довольная Фырр оббегала весь подвал, сунула длинный чувствительный нос во все щели, и собралась наружу. На лестнице она чуть не оглохла от изобилия следов и ароматов – здесь гуляли люди, их коты, собаки, хорек и енот, пролетали феечки, топталась бригада гномов-электриков, проползала парочка дурных снов. Кто-то оставил на подоконнике большой персик и Фырр радостно вгрызлась в него, перемазавшись по уши. Подумать только, фрукты вправду едят. И пи, на вкус весьма и весьма приятно!

Во дворе оказалось ужасно светло и шумно. Кричали, смеялись и хныкали играющие на площадке дети, лаяли и бранились собаки, взревывали машины, из четырех окон рвалась музыка, в одном кто-то громко ссорился, в другом репетировал гаммы. Любопытная Фырр бросилась изучать мир – скамейку, песочницу и качели, душистую урну и душистую кучу опавших листьев, брошенного мишку и забытый надкушенный бублик. Она уже нацелилась поужинать в третий раз, но осторожное мяуканье отвлекло ее от еды. Прелестный черный котенок с интересом смотрел на незнакомую крыску. До чего славный малыш! Фырр захотела подойти и обнюхать его, похвалить гладкую шерстку и ухоженные коготки – сразу видно мурлыка хорошо учится и не тратит зря время.

Из кустов показалась еще пара котят – полосатый и серый, они подкрались поближе, азартно хлеща себя по бокам хвостами. А затем вылезла и мамаша – пожилая и боевитая кошка Мя, знатная крысоловка.

- Встаньте дети, встаньте в круг, - промяукала Мя. – Лапы шире, когти наизготовку, выгибаем спины. Загнанная в угол крыса очень опасна, но если атаковать ее с двух или трех сторон, она не успевает никого укусить.

- Успевает, - хотела мяукнуть Фырр, но у нее вырвался лишь отчаянный писк. И пришло осознание – атаковать и есть сейчас будут ее. Мя же не знает, что на самом деле перед ней кошка. Нужно срочно обернуться и сказать волшебное слово! Мутабор! Моссельмаш! Мандельбаум!
Фырр прыгала и прыгала, приземляясь на четыре цепких маленьких лапки. Кошмар! Слово! Я забыла слово!

- Мама, посмотри! – мяукнул черный котенок. – Кажется это сумасшедшая крыса, может не стоит ее есть?

- Ерунда, - промурлыкала Мя. – Крысы хитры и горазды на всякие трюки. Она всего лишь хочет заморочить нам голову. Давайте дети мои, три, два, один…

Перепуганная Фырр вздыбила шерсть, оскалилась и заскакала боком. Котята чуть-чуть попятились, Мя поморщилась.

– Трусишки! Смотрите и учитесь, пока мама жива.
В оскаленных клыках и прищуренных серых глазах охотницы читалось одно – смерть. Фырр приготовилась дорого отдать свою жизнь – и тут ее осенило. Она высоко подпрыгнула, пулей пронеслась между котятами и рванула на детскую площадку. Стайка девчонок, увлеченно лепивших куличики, разбежалась с визгом, мамы повскакивали на скамейки, кто-то из бабушек замахнулся зонтиком на нахалку. И лишь один мальчишка не растерялся – он смело смотрел на крысу. Фырр пошла ва-банк.

Цепляясь коготками за одежду, она вскарабкалась мальчику на плечо и уселась там, облизываясь от волнения. Мальчик осторожно погладил ее:

- Хорошая крыска, умничка! Хочешь со мной дружить? Я буду звать тебя Гаечка, согласна?

- Пи! – ответила Фырр, она была согласна на все.

Что сказала мама мальчика, узнав, что сын притащил со двора помойную крысу, мы в сказке писать не будем. Но мальчик был единственным сыном и умел настоять на своем. Фырр оставили. Ее поселили в большую банку, накрыли сверху продырявленной крышкой, насыпали внутрь опилок, накормили очистками и крупой. Сперва мальчик часто вытаскивал Фырр, гладил по спинке, угощал сыром и пробовал дрессировать, но спустя пару недель ему наскучила новая игрушка. На день рожденья ему прислали волнистого попугайчика, и забавный питомец оказался интереснее серой крысы. Кормить и менять опилки стали реже, случалось что к банке по целым дням никто не подходил.

Фырр слабела и чахла. От скуки она читала заголовки книг на полке и обрывки газет, которыми теперь устилали дно банки, слушала радио и телевизор, считала цветы на обоях. Она все чаще задремывала и просыпалась от резких звуков:

- Нам навстречу встает великая страна!

— Эта Вика — необразованная нянька. Я требую пересмотра условий.

- А русскую литературу вы читали? Что, времени не хватило?

- Из-за острова на стрежень…

— Массаракш… — Я совсем забыл про эти штуки!

В полудреме Фырр услышала полузнакомое слово. Шерсть у нее вздыбилась, зубы застучали, сердечко забилось так, что чуть не выпрыгнуло из груди. Неужели? А мы попробуем! Отяжелевшей и ослабшей от малоподвижной жизни Фырр стоило большого труда кувыркнуться через голову. Но у нее получилось.

- Массаракш. Мяу... Мяу! МЯЯУ!!!

До чего же сладко мяукать – словно рот полон свежайших сливок!

Мама мальчика зашла в комнату на шум и ахнула – банка с крыской разбилась, а на полу сидела и наглейшим образом облизывалась здоровенная рыжая кошка. Наверняка она слопала нашу Гаечку, и от попугая заодно не откажется.

- Вон! Пошла вон! Пошла вон, негодяйка! – закричала мама мальчика и взмахнула кухонным полотенцем.

Фырр не стала дожидаться побоища – она тяжело вскочила на подоконник и сиганула в форточку. По счастью прыгать с пятого этажа кошке уже доводилось – она ушибла лапы, но в общем легко отделалась.
На крыше нашей кошке обрадовались все, особенно феечки – они наперебой гладили рыжую красавицу, расчесывали ей шерсть и угощали самыми изысканными лакомствами. Расспрашивать ее о приключениях никто не стал – захочет сама расскажет, а остальное не наше дело. Но Фырр не торопилась делиться своей историей – если на крыше узнаю, что лучшая охотница зиму прожила крысой, смеху не оберешься. Так что она принимала томные позы и загадочно отмалчивалась. Жизнь наладилась, на горизонте маячил (мяучил?) март, прогуливаться по балконным перилам, хватать в воздухе перышки и караулить солнечных зайчиков оказалось так же приятно как раньше. Фырр изловила и изгнала с крыши снежного змея, перецарапала все кошмарные сны, пронюхала про визит Кандибобера и успела предупредить феечек. Лишь на крыс наша кошка никогда больше не охотилась.

…Не всякое волшебство – чудо…
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Не-правда

    Ври, пока врется, тетради рви, Розовый яд растворяй в крови, Бегай по городу, дорогой, Пей поцелуи любой другой. Пой на вершине любой горы, Двигай…

  • Страх смерти

    Я ужасно боюсь умирать – боли, грязи, криков своих и хрипов, Невыносимой гнуси, сопровождающей наш финал. Это будет страшнее всех родов, полетов,…

  • Ать-два

    Войны на всех не хватит, Твердил один мертвец… Я маленький солдатик, Но все-таки боец. Оттягивает шею Тяжелый барабан. Я много не сумею, Зато и не…

promo nikab january 25, 2019 07:55 109
Buy for 200 tokens
Что я умею делать: Журналистика. Опубликовала более 1000 статей в журналах «ОК», «Шпилька», «Психология на каждый день», «Зооновости», «Наш собеседник», "ТаймАут", "Офис Магазин", «Мир Фантастики»,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments