Ника Батхен (nikab) wrote,
Ника Батхен
nikab

Categories:

Шарики детские - новенькие метролли :)

- Летит! Ой, пацаны, смотри летит! Осторожней! Поберегись! Мамочки! – выкрики пассажиров перемежались оханьем, визгом и сдавленными воплями. Смеялись и аплодировали малыши, щелкали смартфонами подростки, крестились старушки, неопрятного вида товарищ громко клялся, что бросит пить. Такого переполоха на станции метро «Сокольники» не случалось ни разу прописью никогда. Хотя повод был в общем-то незначительный

Между колонн, закладывая крутые петли, барражировала связка воздушных шаров. А за связку отчаянно цеплялся перепуганный лысый клоун. Пышный парик давно свалился, туфли с помпонами попадали с тощих ног, разрисованный рот раззявился в крике.

- Йогнется, болезный, -полюбовавшись на непотребство, констатировала метролльхен Будкина и покачала завитой головой. – Только б не на рельсы – на час движение встанет.

Останавливать станцию никому не хотелось. Бригада деловитых метроллей, вооружась пожарными баграми и невесть откуда взявшейся удочкой, пыталась поймать летуна, но проворные шары всякий раз уворачивались от охотников. По уму помог бы хороший дробовик, можно даже и с солью. Увы, огнестрельного оружия в туннелях почти не водилось. Подмогу с кольцевой вызвали, однако и она задержалась. На станции скапливался народ, кто-то ушлый начал стрим на ютуб, остальные просто наслаждались невиданным зрелищем. Человеческая привычка – смеяться над чьей-то бедой…

Клоун Плюхин ненавидел свою работу.

Четверт века назад он выпустился из ВГИКа полный надежд – перспективный, фактурный, да еще и москвич. Редкая внешность привлекала и девчонок и режиссеров. Пепельные волосы покрывали гордую голову словно шлем, синие глаза лукаво поблескивали, белые зубы сияли в светлой улыбке, на статной фигуре прекрасно сидели мундиры и фраки. Он никогда не снимался в массовке, считая ниже достоинства размениваться на мелочи. Эпизоды, второстепенные персонажи, главная роль в концептуальной короткометражке, герой-любовник в сериале о матушке императрице, реклама, клипы. Своя квартира на Войковской, нормальные деньги, девушки стаями, несмолкающий телефон.

С первой женой Плюхин развелся на пятом курсе – слишком много она квохтала вокруг чахлого сына. Вторую выгнал, застукав с ушлым продюсером. Третьей так и не обзавелся –красотки, желающие греть постель и готовить ужин, сменяли одна другую. Жизнь текла бурно и весело, хватало и съемок и споров и надежд на ту самую настоящую, громкую роль, которая сделает Плюхина знаменитым. Чудеса же случаются? Может и с ним однажды произойдет.

Ему исполнилось тридцать, тридцать пять, тридцать восемь. Предложений становилось все меньше и выглядели они все плоше «подай-налей, стреляй-убей». Плюхин долго не понимал, в чем дело, пока на очередном кастинге его не прихватил за пуговицу давний приятель. «Старик, ты себя в зеркале видел»?

Незаметно поредели роскошные волосы, прорезались морщины на съеденной гримом коже, потускнели красивые зубы, рот застыл в брюзгливой гримасе. Это все правилось, кто бы спорил – парикмахер, стоматолог, массаж лица. Убивало другое – он перестал быть красивым молодчиком и не приобрел зрелого шарма. Плюхин разбил зеркало, выгнал очередную Машеньку, прибежавшую на шум, и запил на две недели. Карьере пришел конец. Он не знал другой профессии, кроме лицедейства. И знать не хотел.

Еще пару лет его по старой памяти приглашали сниматься на никудышные скучные роли. Он терпел. Попробовал себя в театре – не заиграл, слишком амбициозен. Сниматься в массовке не позволяла гордость. Понемногу Плюхин распродал нажитое и задумывался уже о размене квартиры, но выручил случай. Однажды в декабре от безнадеги он позвонил в фирму «Дед Мороз в каждый дом», получил красный халат, мешок, посох, туповатую болтушку Снегурочку – и за месяц заработал столько, что хватило бы до весны. Пораскинув мозгами, Плюхин вложил заработанное в курсы для аниматоров, а затем начал развлекать детвору. На удивление он пользовался успехом – долговязая фигура и недовольное выражение лица вызывали веселый смех малышни, а незамысловатые фокусы неизменно срывали аплодисменты. Сам же Плюхин детей не любил и ремесло свое не любил. Всякий раз заводя казенное «угадайте, кто к вам пришел», он внутренне корчился – был актер, стал шут гороховый. Зато жизнь сделалась сытной и благополучной, и приодеться вышло и подкормиться и холодильник купить и на мужские прихоти оставалось. Ему не хватало лишь съемочной площадки, блеска прожекторов и стука хлопушки.

…В тот день Плюхин мотался на именины дочки одной певицы. Давным-давно они пересекались на съемках, с тех пор много воды утекло. Красотка оставалась в ротации, выступала, записывалась, но звезду из себя не корчила. Позвонила сама, посетовала, что такой талантливый человек давно не мелькал в титрах, намекнула, что на празднике могут быть нужные люди. И Плюхин расстарался как мог, даже шарики раздобыл сверх заказанного – вроде как в подарок имениннице. Вдруг срастется!

Его приняли с черного хода, провели в крохотную гримерку, пахнущую чужим потом и жадностью. В тесноте колдовали у общего зеркала и другие артисты – важный иллюзионист, дрессировщица в блестящем трико, вундеркинд-скрипач, смешливый карлик. Плюхин дернул за рукав распорядителя – когда мой выход. В свой черед значит? Благодарю. Не зная, чем себя занять, клоун сел на кушетку в коридорчике, задремал от духоты и очнулся, когда гости уже расходились. Выступать его не позвали и денег не заплатили. От обиды и злости Плюхин чуть не расплакался. Прямо так, в дурацком костюме он вышел на улицу, спустился в метро и потащился домой, словно побитый пес.

Детишки на эскалаторе и в вагоне восхищенно глазели на шарики, тянули руки, пищали мамам «хочу, хочу!». Плюхин сидел с каменной физиономией и делал вид, что не слышит. Какой-то щедрый папаша, обремененный разнополыми близнецами, даже предложил клоуну продать пару шариков чтобы порадовать малышей. На это Плюхин ответил грубо и вышел на станции, не дожидаясь драки. В вагоне громко заплакал ребенок – ишь неженка! Клоун примостился у темной колонны, ожидая следующего поезда. И вдруг его кто-то дернул за рукав.

Одинокий бедно одетый парнишка лет десяти жалобно посмотрел Плюхину прямо в глаза:

- Подарите мне шарик! Хотя бы один! Самый маленький!

- На паперть иди просить, - огрызнулся Плюхин и отвернулся. – Расплодили тут нищету.

- Пожалуйста, дяденька! Они такие чудесные!

- А что они денег стоят, тебе плевать, - рявкнул Плюхин.

- Чудеса не стоят денег, - насупился мальчик. – Они для всех даром.

- Даром за амбаром! А это китайский крашеный пластик, на который я бабки выкинул. Нету в нем ничего чудесного. Мусор для дураков, - Плюхин с отвращением воззрился на надувных собачек и серебряные диски, разрисованные смешными рожицами. – Чудо, как же. Еще скажи, что они полетят!

- И скажу, - хихикнул мальчик. Он хлопнул в ладони, а потом взял и исчез с платформы- как не бывало.

Плюхин не успел удивиться – его дернуло вверх, закружило и понесло. С минуту клоун висел над прибывающим поездом, не в силах даже орать. Потом голос вернулся. Цепляясь за ускользающие бечевки клоун летал по станции, стукался то ногой, то локтем об острые углы серых колонн. Шары останавливаться не собирались.

Раздался протяжный гудок, суровый голос метролльхен Будкиной провозгласил:

- На прибывающий поезд посадки нет, просьба отойти от края платформы.

Из туннеля с грохотом выкатился двухвагонный служебный состав. Из распахнувшейся двери на клетчатый гранит платформы ступил кряжистый пузатый метролль с окладистой бородой. Бригада стала по стойке смирно. «Булатьев! Сам! Сам пришел. Тише братья, кабы нам не досталось».

Суровый Булатьев был одет в старинную форму железнодорожника, на груди сияли медали. Кустистые брови метролля сошлись на переносице, ноздри раздулись, маленькие глазки сверкали из-под круглых очков. Чеканной походкой метролль прошелся от лестницы к лестнице – пассажиры перед ним расступались. На всякий случай. А вот и шары! Метролль нехорошо прищурился на перепуганного потного клоуна и рявкнул:

- Пррекратить безобразие!

И безобразие прекратилось. Шары медленно опустились, клоун уселся на холодный затоптанный пол. Пальцы свело, он никак не мог отпустить бечевку. Сердобольная Будкина дала страдальцу отпить из заветной фляжечки – сама она как порядочная метролльхен пила лишь чистый бензин, но для пассажиров всегда держала в кабинке толику горячительного. Плюхина чуть отпустило. Он заморгал, оглядываясь вокруг, ожидая насмешки, ехидства, грубости. Но на лицах пассажиров читалось искреннее сочувствие, а какая-то конопатая малышка громко пискнула:

- Дядя ушибся! Дядю жалко.

- Клоунам не больно, милая! – попробовал улыбнуться Плюхин . Он вдруг понял, что вправду не чувствует боли. –Я просто фокусничал, ничего страшного. На вот, возьми! И ты, и ты, солнышко тоже.

Под дружные аплодисменты Плюхин раздал шары, поднялся, поклонился, неуклюже кувырнулся через голову и помахал рукой – все, представление кончилось. Конечно шаров на всех не хватило, но дети передавали друг другу блестящие игрушки – я уже поиграл, возьми. Родители, бабушки и старшие братья потихоньку уговаривали счастливую малышню ехать дальше. Усталый Плюхин отер пот с лысины, разыскал туфли и сел в вагон. Лицо клоуна просветлело, в глазах снова играла чистая синева. С ним наконец-то случилось чудо! Настоящее, невозможное чудо.

С неделю Плюхин летал во сне, он видел себя мальчишкой на одуванчиковом лугу, запускал с отцом змеев и бежал по вечерней росе навстречу молодому голосу матери. Потом под вечер зазвонил телефон. Давний приятель поинтересовался здоровьем, позадавал пару пустых вопросов и перешел к делу. Он затеял снять детский фильм. Деньги есть, сценарий сказка, мальчишек с девчонками подобрал на студии Ералаша, лошадей дадут, дракона нарисуют. Не хватает только волшебника. Я тут, старик, на ютубе тебя увидел, как ты шарики раздаешь! Именно тот типаж, понимаешь?

Плюхин понял. Для приличия он немного поторговался, приятель сделал вид, что поверил – оба знали, что старик набивает цену и деньги тут не роляют. Через месяц начались съемки, через год лента вышла. Счастливый Плюхин раздавал интервью и автографы, охотно делился творческими планами – нет, зачем Голливуд? Нас и на Мосфильме неплохо кормят!...

А метролль Стекляшкин получил строгий выговор с занесением и три месяца чистил туннели от паутины и драконьего навоза. Он не знал, до чего хорошо все обернется.


Subscribe

  • Пятая песня для короля ящериц

    Бронзовый король ящериц греется на горе. Щурит на рыбу солнце глаза зеленые. Слушает - море смеется на до-ми-ре, В терцию или квинту звучат…

  • Конец войны

    Когда уйдет, последний ветеран, Война закончится. Утихнет грохот пушек, Свистульки пуль и хрип авиабомб. Свирепый рокот танков, писк вертушек,…

  • Не как все

    Хотелось искренне, не как все: Работа, машина, дом. Любить детей, собирать друзей... Но в полночь случился шторм И нас разбросало в такую даль, В…

promo nikab январь 25, 2019 07:55 106
Buy for 200 tokens
Что я умею делать: Журналистика. Опубликовала более 1000 статей в журналах «ОК», «Шпилька», «Психология на каждый день», «Зооновости», «Наш собеседник», "ТаймАут", "Офис Магазин", «Мир Фантастики»,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments