Ника Батхен (nikab) wrote,
Ника Батхен
nikab

Category:

Анжелика и ее предательство

Продолжение истории Симоны Шанже и Всеволода Голубинова.

Африканские будни супругов оказались куда суровей, чем это представлялось изначально. Французская Экваториальная Африка и государство Конго стремительно утрачивали приставку «французское», активизировались межплеменные конфликты, всплыла ненависть к белым. Естественно, что о цементных заводах и шахтах олова можно было забыть. Маленькая империя Голубинова разрушилась за считанные годы, они с Симоной и годовалым сыном Кириллом едва успели уехать в Париж.



Там семью поджидали новые несчастья. Компания, на которую трудился Голубинов, отказалась выплачивать дивиденды и зарплату за последний год. Когда Всеволод попытался судиться, ему начали угрожать – мол, жена и маленький сын достаточно уязвимы. Инженер подумал и отступился. Братья и сестры Голубинова никак не помогли Всеволоду, более того отправили к нему на содержание престарелую мачеху, Наталью Николаевну Голубинову. Благородные Шанже тоже не ели с золота, однако Фернанда, мать Симоны, сняла молодой семье крохотную квартирку в городе Версале. Вскоре на свет появился второй младенец. Все предпосылки для того, чтобы семья развалилась, не так ли? Зачем молодой и успешной женщине пожилой безработный муж и старуха свекровь?

Любовь оказалась сильнее предрассудков. Симона трудилась как проклятая – писала статьи, рассказы для детей, записала мемуары Голубинова и помогла написать полубиографический роман «Подарок Реза-Хана» о молодости иранского шаха. Книга была опубликована под псевдонимом «Серж Голон», за ней последовала история о зверях африканского континента, но увы, особенной популярности издания не обрели. Всеволод, не имея возможности зарабатывать достойные деньги, занялся хозяйством и уходом за малышами.

В один прекрасный момент Симону осенило – нужно написать авантюрный роман о красивой и смелой женщине. И роман этот вытащит семью из нищеты! Как признавалась писательница в одном из интервью, ее вдохновила Маргарет Митчелл и история «Унесенных ветром». Если эта американка смогла, чем я хуже?

Будем честны, серия про Анжелику не сравнилась ни с «Унесенными ветром», ни с романами Дюма или Вальтера Скотта. Историческая проработка сделана великолепно, особенно в первых романах. А вот сюжет получился куда беднее и предсказуемее. Если «Унесенные ветром» по сей день поражают тонким психологизмом и реалистичным портретом эпохи, а «Три мушкетера» создали клише дружной команды, который по сей день тиражируют, то серия про Анжелику держится на одной героине. И чем ближе к финалу, тем тусклее прорисовываются исторические панорамы и образы второстепенных героев, даже великолепный Жоффрей становится лишь декорацией для грандиозной мадам де Пейрак. Тем не менее, роман не зря завоевал мировую популярность – он стал пионером нового жанра.

Итак, Симона зарылась в исторические источники, благо до библиотеки Версаля ей было рукой подать. Всеволод по мере сил консультировал жену, помогал ей выстраивать сюжет, прописывать батальные сцены и химические опыты, помогал с редактурой.

Идея, будто Голубинов был единственным автором романа, не выдерживает никакой критики. Ни один мужчина не смог бы так глубоко погрузиться в женские эмоции, вникнуть в тонкости любовных томлений, ощущений девочки-подростка, юной невесты, страстной женщины и молодой матери – и не только интимных. Кормление грудью, веселая бедность, изнуряющий голод, страх смерти, теплый праздник для большой семьи, лесные прогулки, трогательная детская дружба переданы идеально точно. Именно достоверность чувственных переживаний сыграла немалую роль в успех книги. А сам Голубинов при жизни никогда не претендовал на единоличное авторство, эту мысль через десятилетие после его смерти выдвинул старший сын, скорее всего из-за конфликта с матерью.

В один прекрасный день Симону озарило – она представила себе златокудрую девочку, блуждающую по зеленым лугам «французской Венеции» и поняла, что это будущая героиня книги. Остальное дополнило воображение. Память о путешествиях юности и детстве в провинции, старинные легенды и рукописи, беседы со старожилами. Еще Александр Дюма работал по подлинным мемуарам и воспоминаниям парижан. А мадам Шанже скорее всего достались отголоски прошлого – как я, скромный автор этой статьи, получила обрывки воспоминаний о революции и Гражданской войне от дедушки 1902 года рождения. Она могла представить себе и Двор Чудес и великолепный Версаль и полуразрушенные баронские гнезда и лавандовую прохладу монастырей и великолепие парчовых нарядов.

Теперь я вынуждена коснуться самого неприятного момента в нашей истории. Каким образом мадам Шанже, автор серии книг, изданных совокупным тиражом не менее 150 млн экземпляров в 63 странах, на старости лет вынуждена была ютиться в убогой комнатушке и стоять в очереди за миской бесплатного супа от Красного креста? Это, пожалуй, одна из самых позорных страниц в истории мирового книгоиздания.

По завершении первой книги, Всеволод, ставший к тому времени де-факто литературным агентом Симоны, отправился по издательствам, предлагая им рукопись. Однако произведение показалось слишком объемным (первый роман включал «Маркизу ангелов» и «Путь в Версаль») и никто не решился рискнуть. Зато в ФРГ заинтересовались приключениями очаровательной француженки и в 1956 году выпустили «Маркизу ангелов» под авторством Анн Голон. Роман ожидаемо имел огромный успех. В 1957 году вечерняя французская газета «Франс-Суар» начала печатать главы из книги. А затем вышел и первый роман. И имел огромный успех – книги буквально сметали с прилавков.

Почему издатели настояли на авторстве «Анн и Серж Голон»? Возможно решили, что так книга будет выглядеть солиднее и весомее. Или самим супругам захотелось объединить фамилии, или Симона решила отдать должное вкладу мужа в работу. Или это был маркетинговый ход – псевдоним Жоэль Дантерн использовался для подростковой литературы, родители юных читателей могли бы и не понять эскападу. Впрочем, в СШКА «Анжелики» выпускались под псевдонимом «Сержанн Голон», дабы создать видимость мужского авторства.

В 1958 году вышел второй роман серии, затем ежегодно - еще четыре. Далее выпуск замедлился – последний из 13 опубликованных романов увидел свет во Франции в 1985 году. Симона и Всеволод жили, не разлучаясь, более 20 лет до безвременной смерти Голубинова. После выхода первых книг про Анжелику к семье вернулся достаток, они приобрели небольшой особняк, четверо детей не знали ни в чем отказа. Когда маленькие Пьер и Марина Шанже захотели учиться в Иерусалиме, семья недолго думая переехала в Израиль на несколько лет. Когда Всеволод вернулся к живописи и начал экспериментировать с красками, он мог позволить себе все нужные ингредиенты для опытов. Когда Анжелика перебралась в Канаду, супруги поехали в Квебек, чтобы «на земле» изучить историю провинции и вообразить путешествия героини. Увы, в 1972 году в Канаде 68летний «Пейрак» скончался в одночасье от инсульта. И еще 45 лет Симона Шанже прожила в одиночестве, не ища новых привязанностей.

Когда начался обман? Хороший вопрос… как и то, почему справедливость в итоге не восторжествовала. По идее автор с такими тиражами мог не только жить припеваючи до ста лет, но и обеспечить детей, а то и внуков на всю жизнь. Однако Симону Шанже подвели доверчивость и авторское право.

Сперва гонорары были достаточно высокими, пусть и составлявшими малую толику от истинных доходов издательства и агентов. Симона и Всеволод не слишком вникали в тонкости публикации книг, скорее всего им даже не присылали гранки на сверку. Впоследствии мадам Шанже не раз упоминала, что из текстов выбрасывались целые эпизоды. Супругам не слишком понравилась идея экранизации «Анжелики», а агентам и издателям не слишком понравилось их мнение об экранизации. Приглашение на премьеру «Маркизы Ангелов» пришло так поздно, что писатели никак не смогли бы успеть в Париж из особняка.

В какой-то момент все права на романы и мир «Анжелики» оказались у издательства «Hachette». Симона подала в суд, но расследование и крючкотворство затянулось на 20 лет. Все это время мадам Шанже не получала ни сантима за свои книги. Мало того, ушлые издатели решили клонировать жанр, выпустив серии приключений «Катрин» и «Марианны» - псевдоисторических альковных романов с авантюрными героинями вольных нравов. Стиль оказался весьма популярен, вот только книги утратили авторство, превратившись в череду однотипных постельных сцен, различающихся лишь декорациями и именами. Естественно, что мадам де Шанже была глубоко оскорблена произошедшим. И да, невзирая на выигранные судебные дела, она вернула себе и семье лишь жалкие крохи от честно заработанного литературным трудом капитала.

В 2000х Симона начала выпускать полную исправленную серию романов про Анжелику. Она изменила некоторые названия, восстановила вычеркнутые сцены и эпизоды, заполнила лакуны событий. Мадам Шанже невзирая на весьма почтенный возраст (она дожила до 96 лет и работала до последних дней) проделала огромный труд и даже научилась пользоваться компьютером, чтобы эффективнее вносить правки.

Я честно прочитала новые полные версии романов, по крайней мере то, что сумела найти. И могу сказать, что поздние тексты сделались насыщеннее и богаче, появились пропущенные логические связки, но принципиальной разницы между версиями нет. Редакторы старой версии вычеркнули эпизоды, связанные с колдовством Мелюзины, сократили и сделали несколько целомудреннее часть эротических сцен и удалили несколько второстепенных персонажей.

К глубочайшему сожалению Симона Шанже не успела закончить 14 и 15 тома книги «Анжелика и французское государство». И мы так и не узнаем, чем именно по версии писательницы должна была завершиться история прекрасной Анжелики и ее возлюбленного супруга Жоффрея де Пейрака, какими выросли Кантор и Флоримон, стала ли красавицей Онорина?

Но в сердцах любителей книги навсегда останется зеленоглазая босоногая девочка, ведущая за собой «ангелочков». Анжелика бессмертна!

Subscribe

  • Работа-работа, иди ко мне с Федота :)

    Ищу заказы. Что умею? Тексты. Инстаграм, Яндекс-дзен, статьи для журналов, порталов, сайтов. Медицина, косметология, история, литература, лайфстайл,…

  • Цыганочка

    Баю-бай, мой торопливый. Ночь легла ковыльной гривой, В темном небе – ни огня. По шатрам не плачут дети, Ни одной свечи не светит, Не прибавить, не…

  • Дома

    Вернулась домой. Из теплого крымского золота в прозрачное и холодное подмосковное. Красота сказочная! Дщери остались довольны подарками - мамми…

promo nikab january 25, 2019 07:55 109
Buy for 200 tokens
Что я умею делать: Журналистика. Опубликовала более 1000 статей в журналах «ОК», «Шпилька», «Психология на каждый день», «Зооновости», «Наш собеседник», "ТаймАут", "Офис Магазин", «Мир Фантастики»,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments