Ника Батхен (nikab) wrote,
Ника Батхен
nikab

Category:

Щедрый вечер

- Малярный скотч? В строительном, прямо напротив вас!

- Черная икра кончилась? Увы, ничем не могу помочь, обращайтесь в рыбный отдел!

- Детка, куда ты так несешься?! Осторожней! Ну! Ай…

Пирамида подарков с грохотом осыпалась на пол. Взвизгнула дамочка в норковой шубке, охнул дедок, похожий на Санта-Клауса, захлопали в ладоши детишки – их привела в восторг суматоха. А вот менеджер торгового зала, Алевтина Петровна В. пребывала в неописуемой ярости. Снова эта недотепа, бестолковщина, деревенщина!

- Юля, ну сколько можно! Немедленно наведите порядок и прекратите устраивать балаган! В следующий раз ведь уволю! Здесь АШАН, а не цирк шапито!

Суетливая остролицая Юля заторопилась, блестящие коробки выскальзывали из худеньких рук, вызывая новые приступы смеха у покупателей. Кто бы спорил, она была хорошим сотрудником – не пила, не воровала, никогда не опаздывала, находила общий язык даже с самыми вредными посетителями, умела утихомирить скандальную малышню и хамоватых подростков. Обычно работа у нее спорилась, но порой на Юлю что-то накатывало, она становилась мечтательной, рассеянной и до невозможности неуклюжей. Ну вот, опять!

Бутафорские коробки попадали словно карточный домик. Не дожидаясь подмоги, Алевтина Петровна бросилась собирать декор. Вдвоем они кое-как восстановили конструкцию. А вот наказывать недотепу рука не поднялась – Юля выглядела измученной, голубые глаза подозрительно блестели, личико казалось совсем прозрачным.

- Ступайте-ка на перерыв, пока народу немного. Чайку выпейте или кофе, пообедайте. И с новыми силами за работу. Договорились?

Тоненькая фигурка сотрудницы скрылась за стеллажами с бытовой химией. Расстроенная Алевтина Петровна посмотрела вслед женщине – не тянет, так нечего и работать! Может болеет или в семье неприятности? Впрочем, без разницы – отличится еще раз, подам докладную. Мое терпение лопнуло!

…Закрывшись в туалетной кабинке, Юля первым делом проверила защелку – точно никто не войдет. Потом скинула форменный жилет и белую блузку, с наслаждением повела плечами, распустила тяжелые волосы. Ах, как хорошо! Баночку она прятала в лифчике – еще одно дурацкое изобретение, оленья сбруя на тело. Серебристая крышка отскочила с легким щелчком, дивный запах лаванды и снега распространился по помещению. Мазь Бом-Бэнге, чудесное средство рождественских эльфов, возвращающее легкость крыльям и силу волшебству. Стоит нанести толику душистого зелья на лоб и натереть ладони – и можно чудесить, сколько заблагорассудится, пока запах не выветрится. …Вот только мази осталось едва на донышке – еще пара недель и придется возвращаться с позором. Или стать одной из многих серых теней, что населяют любой мегаполис, бродят по стылым улицам и бетонным коридорам, проблесками отражаются в темных витринах. Выбор за тобой, детка!

Рыжая Юлле Снежинка была, пожалуй, самым упрямым эльфом из свиты Санта-Клауса. Она всюду совала свой нос, обо всем спрашивала, со всеми спорила. Разнося по домам подарки, она норовила добавить от себя что-нибудь необычайное, заменить скучную книгу на альбом с боевыми единорогами, а пижаму с котятами на бальное платье. Плохим мальчишкам и гадким девчонкам, не заслужившим по мнению Санты и ломаного уголька, она подбрасывала калейдоскопы с ледяными узорами, шарики со снежинками и волшебные карамельки именно того вкуса, который хотелось попробовать прямо сейчас. Для почтенных старушек находились танцевальные туфли и пистолеты с мыльными пузырями, для ветшающих стариков – железные дороги и самолетики. Для затюканных молодых мам – подушки, превращающие минуту сна в час. Для художников – краски цвета неба над Глазго и красной глины Кентукки. Для скрипачей – струны из звездного серебра и ноты Паганини.

На концерте в заштатном клубе на Бауманской, когда безвестный мальчишка поднял на ноги сонный зал, закружил в буйном чардаше и рассыпал ворохом венского вальса, Санта-Клаус сломался. Он вызвал к себе Юлле и долго читал нотации. Чудеса не для всех и не просто так, их нужно заслужить, отработать, выпросить или хотя бы поверить, в то что они бывают. Верить долго, настойчиво, сильно, строить планы и ставить галочки в ежедневнике, переводить через дорожку старушек и кормить бездомных котов. А «всем даром» бывает лишь в книжках у сумасшедших русских.

Возмущенная Юлле топнула красным сапожком и разразилась гневной тирадой. Если забыть про старых зануд, не видящих дальше своей бороды, суть тирады сводилась к тому, что право на волшебство имеет каждый. И не нам решать, кто достоин, а кто не очень.

Грозный Санта взвился как снежный вулкан. Люди нынче не те, - кричал он. Люди нечутки, неблагодарны, неспособны ни видеть чудо ни оценить его. Лишь немногим, кто искренне желает и честно трудится, кто заслуживает и прилагает усилия, положено настоящее волшебство. Остальные обойдутся игрушками – машинками и домами, яхтами и брильянтами, куклами, притворяющимися живыми.

А вот и нет! А вот и да! Докажу! Докажи! Сделаю!

…Так Юлле и оказалась в Москве. Ярком, шумном, грязном и тесном городе, совершенно не похожем на чистенький и беспечный Северный Полюс. Люди здесь пили всякую дрянь, грязно бранились, били друг друга тяжелыми кулаками, ломали двери и челюсти, пинали собак, подавали в ресторанах копченую оленину. И не верили в чудеса, за которые не заплачено – налом или в кредит. Но не в привычках рождественских эльфов сдаваться при первой трудности.

Нарисовать правильный паспорт получилось с третьего раза – ни лепесток розы, ни дубовый листок не годились для документов. Юлле Снежинка стала Юлией Снеговой и устроилась на работу в первый супермаркет, попавшийся на глаза. В толчее народа проще затеряться, больше возможностей наблюдать и творить… Через неделю ее уволили – чудо с бесплатным эскимо для всех именинников почему-то не понравилось руководству.

В следующий раз она вела себя осторожней. Задержалась, освоилась, прижилась, старалась не нарушать правила, поддакивать бессмысленным разговорам. Друзей у Юли не завелось, но пожилые кассирши и одинокие мигранты охотно изливали ей душу – понимающий человек, даром что соплячка. И пространство для чудес оставалось – или по крайней мере чудилось наивному эльфу.

Год за годом Юля творила подарки – подбрасывала в корзины с товарами, прятала на полках, незаметно совала в сумочки и мешки. Для детей она придумывала удивительные игрушки, со взрослыми выходило сложней, но она старалась. Получалось, честно сказать, не очень. Сколько раз приходилось видеть, как музыкальная шкатулка или негасимый фонарик снова оказывались на полке и рассыпались в серебристую пыль – волшебные вещи гибнут, если их отвергают. Сколько раз хрустальные туфельки и колечки Альманзора просто прибирали с собой, даже не улыбнувшись – мало ли, пригодится смешная вещица.

Порой люди радовались, жадно хватали солдатиков и лошадок, звонкие мячи и книги родом из детства. Но Юля чуяла столько же – если не больше – счастья от новенького смартфона, дорогой сковородки или полной тележки сытной еды. И волшебство ее потихоньку истаивало, стиралось, словно монета. И чудесной мази Бом-Бэнге оставалось все меньше в заветной баночке. И все реже случалось выбраться полетать над безразличными крышами и пестрыми лентами автострад, полюбоваться звездами без засветки. Юлю держало только упрямство. Попробуем еще раз. И еще. И еще…

Кто-то снаружи нерешительно постучал в дверь. Время за полдень, народ прибывает, пора работать. А о будущем подумать завтра, вернуться домой и на одном крыле можно. Вот обрадуется зануда Санта – а ведь старик был прав! Юля демонстративно спустила воду, вышла из кабинки и вернулась в торговый зал.

- Бытовая химия прямо и направо, в восьмом ряду, за посудой.

- Книги в четырнадцатом ряду, налево, после игрушек. Да, детские тоже там.

- Какое молоко свежее? Бабушка, у нас все свежее! Пойдемте, я вас провожу и помогу сориентироваться.

- Выбрать подарок покупателю? Кому? Вам?!

У крупного, прилично одетого, но плохо выбритого человека было жалкое лицо. Тоска подернула льдом глаза, красиво очерченные губы сжались в тонкую линию, ранние морщинки тронули лоб и щеки. Он не выглядел неухоженным, бедным или голодным, но сильные плечи поникли и руки еле заметно дрожали. Что-то снедало его, томило и отравляло душу… Санту бы сюда, он лучше понимает мужчин.

- Ступайте куда глаза глядят и смотрите на полки. Что захочется взять – то и будет вашим подарком.

Покорно кивнув, человек пошел по залу. Он тяжело опирался на тележку, словно усталость клонила его к земле, тяжело поворачивал голову, медленно перебирал предметы. Прекрасно изданный Диккенс, почти настоящий вертолет с пультом, добрый испанский нож – откуда только в АШАНе, духи с запахом франжипани – жена любила этот липкий, приторный аромат. Честные вещи, которые можно купить за честные деньги. Не то. Не то. Не то.

Взволнованная Юля незаметно кралась следом. Чем бы таким порадовать, что бы такое отыскать для человека, которому позарез нужно чудо? Ключи от «мерса» - мальчики любят машинки, щенка фокстерьера – с этим не затоскуешь, встречу с пленительной незнакомкой, готовой на приключения? Чушь какая! Думай, Юлле, думай, ты эльф или палочка от карамельки?

Небольшая коробка, перевязанная голубой лентой. Оберточная бумага, картон, снова бумага. Пусто? Нет, что-то плотное чувствуется под пальцами. Конверт. Вскрывает. Читает. Есть!

…Будешь долго смеяться, но я живой. Переболел Эболой, месяц лежал, еще месяц выбирался из джунглей. Был на озере Чад, видел жирафов, снимал, как дерутся львы, подружился с местными егерями – никогда не пробуй их пиво! А потом жара доконала – плюнул на Африку, двинул дальше. Дома меня не ждут, сам знаешь. Так что обосновался в Греции, сижу на острове Скирос, развожу лошадей, варю сыр, купил неплохой домишко. Женился на местной, не поверишь – звать Пенелопа. Сыну четыре года, смышленый пацан растет. Приезжай если что, места хватит. Сплаваем на рыбалку, покатаемся по горам, покажу замок крестоносцев и пещеру с офигенными амфорами. А про ту телеграмму – забудь…

Продолговатый листок вылетел из конверта и спланировал на пол. Билет Москва – Афины, фамилия, дата, сумма. Вылет через три дня. Паспорт есть, шенген действует, денег и так хватает. Поразительно, с какой скоростью счастье меняет человека!

Довольная Юля притаилась за стендом с журналами, любуясь плодами своих трудов. Раз – заблестели глаза, глупый лед растопила непрошеная слезинка. Два – расправились плечи, выпрямилась спина, ушла противная дрожь. Три – походка сделалась упругой и легкой. Так должно быть человек шел однажды на Эверест – плечом к плечу с лучшим другом. Повезло, что Эбола в самом деле не доконала бродягу, а письмо затерялось на почте. Четыре… Что, простите?

- Спасибо! Спасибо, милая девушка, это чудо! Как мне вас отблагодарить?

Сияющий, сбросивший разом лет десять, незнакомец наступал на Юлю, собираясь то ли обнять, то ли кружить по залу незнакомую женщину в красном глупом жилете. От неожиданности она чуть не вспорхнула – вот был бы скандал.

- Летите в Грецию! – сказала Юля и добавила про себя «никогда не сдавайтесь».

Она проводила взглядом счастливого человека и вернулась к пирамиде подарков, поправила рулон пестрой бумаги, стерла пятнышко с красной фольги – лишь бы не затанцевать, пища от радости. Получилось! Вышло! Ура! Надо было с Сантой поспорить на лимонное мороженое с ванилью! Теперь и на Северный полюс возвращаться не стыдно.

День потянулся своим чередом – переставить коробки с чаями покрасивее, пополнить полки с елочными игрушками и сверкающей мишурой, протереть разлитое молоко, собрать рассыпанные апельсины, отыскать маму потерявшемуся ребенку. Глядя, как проворно носится по залу сотрудница, менеджер Алевтина Петровна решила – не буду подавать докладную. Есть еще порох в пороховницах, пусть пошустрит пока деревенщина.

Между тем в голове у Юлле Снежинки роились отнюдь не цены и акции. Завтра доскребу баночку – и домой. Она упоенно воображала, что скажет смущенный Санта, как закряхтит, пропуская через кулак седую бороду, и все-таки улыбнется уголком рта. Как обрадуются братья и сестры, сколько эльфийского хлеба и золотого вина понадобится для пира, кто возьмется за звонкие арфы, кто достанет свирели и бубенцы. Как же славно будет потом очутиться в маленьком, белом как снег домике, совершенно одной. Завернуться в плед из медвежьей шерсти, долгую полярную зиму читать сказки, считать звезды и безмятежно смотреть в окошко. А потом над ледяными вершинами начнет понемногу светлеть и старик Хийси созовет всех – и добрых и злых – на вершину горы Растекайсе праздновать возвращение солнца. В чем секрет волшебства? Щедрость…

- Ще́дрик, щедри́к, ще́дрівочка – зазвучал звонкий голос. Худенькая девчонка встала у стеллажа с игрушками, бледнея от волнения. Начинать всегда страшно.

- При́летіла ла́стівочка, - подхватил яркий тенор. Парень в спортивном костюме, похожий на уличного громилу, подошел к девчонке, раздвигая толпу ошарашенных покупателей.

- Ста́ла собі́ ще́бетати, - встроились рыжеголовые близнецы-подростки, держась за руки.

- Го́сподаря ви́кликати, - откликнулась тяжеловесная немолодая женщина в темном пальто.

- Вийди, вийди, господарю, подивися на кошару, - в торговом зале внезапными огоньками засиял целый хор. Молодые и старые, стильные и нелепые, смелые и оробевшие от внимания люди вторили рождественской песне, выводили мелодию, поднимали ее к потолку. Вот и бубенцы зазвучали и дудка-сопелка засвистела задорно и скрипка струнами звездного серебра отозвалась – славим!

Охранники уже спешили к странной компании, но Алевтина Петровна остановила их. Пусть господа чудесят – это флэшмоб, она такое в ютубе видела. Попозируют минут десять и разбегутся, а магазину реклама. Последите, чтобы не мусорили, и хватит.

Вокруг поющих собрались покупатели со всего магазина. Защелкали телефоны, транслируя на весь свет: хоч не гроші, то полова, в тебе жінка чорноброва. Праздники приближаются, волхвы уже вышли в путь и ангел сидит на крыше! Закружились, затопотали храбрые дошколята, вытанцовывая, кто во что горазд – медвежонок, джигит, дискотечная дива. Румяная украинка-кассирша утерла слезы – как у нас на Черниговщине. Высокий старик отвернулся, пряча лицо – как у нас в семинарии. Кто-то наладился вторить, повторяя простые слова. Кто-то просто смотрел, тихо радуясь – благодать.

Ошеломленная, не верящая своим глазам Юлле Снежинка вглядывалась в хористов. Грузной женщине однажды достались коньки, с которых не падают даже неуклюжие тетки. Близнецы получили совершенно одинаковые автомобили на батарейках – как ни трудись, ни один ни обгонит второй. У девчонки в ушах сережки, дающие смелость выйти на середину комнаты. У малыша в рюкзачке прошлогодний мишка, отгоняющий страшные сны.

Ни один из людей не запомнил рождественского эльфа – они просто брали подарки и покидали большой магазин, отправляясь прочь, в самые разные жизни. Работали и отдыхали, ссорились и мирились, грустили и радовались смешным мелочам. Уходили дальше и дальше - чтобы однажды вернуться и подарить чудо всем даром.

…Банка мази Бом-Бенгэ заполнилась до краев.
Subscribe

  • Приметы января

    Три всадницы зимы – Метель, Поземка, Наледь. Два белых короля – Мороз и Снегопад. Их подданным дано скользить, сползать, сигналить И отдавать салют…

  • Батхансарайник :)

    И еще одна прекрасная новость! 30 января в Батхан-Сарае в Правде мы со Стефанией Даниловой и Дмитрием Хобботовским устраиваем творческое волнение…

  • Сразу три новых стихотворения :)

    * * * Покупаем билеты в лето, в упоительное тепло, Размышляем о как-то где-то подфартило и повезло. Выбираем наряды, шали, джунгли, шопинги и шале,…

  • Новости по выступлениям

    Первая из замечательных новостей про выступления и проекты. 29 января в 13-30 мы устраиваем арт-перформанс "Путешествие вне времени - поэты на МЦК".…

  • Поэтическое безобразие

    Товарищи поэты! Поступила следующая гениальная идея - на следующих выходных, скажем, числа 29го днем собраться толпой на какой-нить станции МЦК и…

  • Одиссея

    Я выхожу из дома и отправляюсь в плаванье. Словно корабль, что всегда избегает гавани. Словно поэма без города и героя. Словно последний стоик времен…

promo nikab january 25, 2019 07:55 109
Buy for 200 tokens
Что я умею делать: Журналистика. Опубликовала более 1000 статей в журналах «ОК», «Шпилька», «Психология на каждый день», «Зооновости», «Наш собеседник», "ТаймАут", "Офис Магазин", «Мир Фантастики»,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments